ОБОЛЬСТИТЕЛЬ ЖЕНЩИН

9 декабря 2011 | ІСТОРІЯ | Нет комментариев |

Мазепа Чем зацепила 65-летнего гетмана юная красавица Мотря? Наверное, не только красотой.

Она обладала благородным, норовистым характером. Умная, острая на язык, быстрая мыслями и поступками, решительная девушка легко подчинила сердце опытного в амурных делах мужчины.

Но и сама Мотря не устояла перед удивительной силой гетманских чар! Об умении Ивана Мазепы обольщать женщин неоднократно упоминали его современники. Французский посол Бонак писал в одном из писем: «Как я слышал, гетман Мазепа, кроме других своих черт, привлекает легко к себе своим очарованием женщин, как того хочет».

«Моя сердечно любимая Мотрононька! — пишет в одном из своих любовных писем Мазепа. – Поклон мой отдаю Вашей милости, мое сердечко, а при поклоне посылаю Вашей милости гостинца книжечку и обручик бриллиантовый, прошу это благодарно принять, а меня в любви своей непременно укрыть, даст Бог, с лучшим поздравлю, а за тем целую уста коралловые, ручки беленькие и все членики тельца твоего беленького, моя дорого любимая».

Ну, какая женщина не оказалась бы в плену этих сладких слов, тех ценных подарков, которые так щедро дарил могущественный правитель казацкой Украины!

Иван Мазепа был щедро одаренной натурой. Государственный деятель, тонкий дипломат, большой книголюб, знаток многих языков и культур, прекрасный музыкант, незаурядный поэт – все это гармонично сочеталось в нем.

Не влюбиться в такого мужчину было просто невозможно, особенно для экзальтированной девушки, которая стремилась не только к лю­бовным утехам, но и, возможно, к власти.

ЖЕНСКАЯ СИЛА

Род Кочубеев происходил от крещеного ногайского татарина Кучук-бея. Мотря приходилась правнучкой тому первому Кочубею и унаследовала от своего предка горячую кровь, упрямство и неистовство чувств.

В далеком 1704 году 16-летняя девушка начала осознавать свою женскую силу и неравнодушно относиться к гетману Ивану Мазепе, кстати, своему крестному отцу.

Старый гетман на удивление всем сам влюбился до беспамятства и попросил руки Мотри Кочубеевны, но ее мать Любовь Федоровна, которая верховодила в семье, об этом и слышать не хотела.

Чувства Мотри и Ивана Мазепы были настолько сильными, что девушка не смогла примириться с решением родителей и однажды ночью сбежала во дворец возлюбленного.

Энергичная и амбициозная Любовь Кочубей, которая ни перед чем и ни перед кем не останавливалась для достижения своих целей, как только узнала о побеге дочери, сразу же заставила своего мужа Василия Кочубея бить в домашней церкви в колокола.

Среди ночи над Батурином полетел тревожный звон, и проснулась вся казацкая столица. Сбежались люди, и Кочубеиха рассказала им о своей беде – как ночью Мазепа похитил ее дочь.

Колокола услышал и гетман. А когда слуги объяснили, в чем дело, он попросил царского полковника Анненкова, который находился в гетманской резиденции, помочь ему не скомпрометировать девушку и сопроводить ее домой.

Мотря плакала и умоляла Мазепу не отсылать ее от себя. Но тот не мог поступить иначе, поскольку оказался в весьма сложной ситуации.

Если бы Иван Мазепа принял себе в дом Мотрю, то от него отвернулись бы не только Кочубеи, но и вся казацкая старшина, церковь и народ.

Впоследствии гетман пытался объяснить девушке, почему он так поступил, но оскорбленная Мотря не хотела ничего слышать. «Загрустил я, услышав от девки такое слово, что Ваша милость зло на меня держишь, так как Вашу милость при себе не задержал, но отослал домой; подумай сама, что бы из того выросло, – писал Мазепа своей любимой. – Первая причина: чтобы твои родственники по всему свету разгласили, что взял у нас дочь ночью силой и держит у себя вместо наложницы.

Вторая причина: что, держа Вашу милость у себя, я бы не мог ни в какой мере выдержать, да и Ваша милость тоже; должны бы мы с тобой жить так, как супруги говорят, а потом пришло бы неблагословение от церкви и проклятие, чтобы нам с тобой не жить. Где бы я на то время девался, и мне поэтому Вашу милость жаль, чтобы на потом на меня не плакала».

Многие современные ученые считают, что любовь Мотри и Ивана Мазепы была чистой, и между влюбленными так и не случилось физической близости.

НОЧНУШКА ДЛЯ ЛЮБИМОГО

Историки все же допускают возможность какого-то давнего ро­мана Ивана Мазепы, любимца женщин, и волевой и энергичной Любови Кочубей. На это недвусмысленно намекают семейные предания Кочубеев.

Если это так, то дальнейшая политико-романтическая история вообще приобретает невероятное напряжение, а Любовь Кочубей выступает в роли злого гения своего мужа, которого толкает к гибели, и соперницы собственной дочери, судьбу которой безжалостно ломает.

Кстати, именно этот мотив был использован выдающимся украинским кинорежиссером Юрием Ильенко в его фильме «Молитва за гетмана Мазепу».

Между Мотрей и Иваном Мазепой завязывается переписка. Влюбленные недолго переписывались через слуг Мотри, а также через Карпа и Мелашку, слуг гетмана Мазепы.

Через этих посланцев Мотря Кочубеевна получила от гетмана бриллиантовое кольцо и книжечку, а ему передала прядь своих волос, ожерелье с шеи и свою ночную сорочку – в средневековой Европе такие знаки внимания со стороны дамы в отношении влюбленного кавалера были довольно распространенным явлением.

Впоследствии эти письма перехватил Василий Кочубей, который не очень-то благородно использовал интимную переписку дочери в своем доносе.

После ареста генерального судьи любовные письма вернул Мазепе российский канцлер Головкин, заверив гетмана, что с них не снимали копий.

На самом же деле царские чиновники сняли копии, и их в начале XIX века отыскал в московских архивах историк Д. Бантыш-Каменский.

История сохранила для нас двенадцать коротеньких любовных писем гетмана к Мотроне Кочубеевне. Анализируя содержание писем, можно прийти к выводу, что постепенно отношения между влюбленными изменялись.

«Моя сердечная любовь! Вижу, что Ваша милость во всем отменилась своей любовью бывшей ко мне – как себе знаешь, воля твоя, делай, как хочешь, будешь на потом о том жалеть, припомни только слова свои, которые дала мне клятвой в то время, когда выходила от меня из покоя, когда я дал тебе перстень бриллиантовый, какого лучше и дороже у меня нет, что «хоть сяк, хоть так будет, а любовь между нами не отменится».

Вероятно, под дав­лением родных Мотрона начала отдаляться от Мазепы, и старый гетман напоминает ей обещание вечно любить его. Именно такое обещание дала Ивану Мазепе красавица Мотря во время своего первого (и последнего!) визита в гетманский дворец.

Но ничто не вечно в этом мире – любовь постепенно угасала.

Мотря МЕСТЬ ОБИДЧИКАМ

Чувствуя, что теряет любимую, разозленный Мазепа в предпоследнем письме прямо грозит своим врагам жестоко отомстить.

И все-таки сквозь боль и гнев прорывается настоящее чувство – гетман искренне завидует собственным письмам, которых касается рука любимой, и страстно мечтает о встрече с ней.

«Моя сердечно любимая, наимилейшая, найлюбезнейшая Мотрононька! Прежде смерти для себя надеялся, чем такой в сердце Вашем отмены. Вспомни только свои слова, вспомни свою присягу; вспомни свои рученьки, которые мне неоднократно давала, что (хоть будешь за мной, хоть не будешь) до смерти любить обещала.

Вспомни напоследок любезную нашу беседу, когда ты бывала у меня в покое: пусть Бог неправдивого карает, а я – хоть любишь, хоть не любишь меня – до смерти тебя, согласно слову своему, любить и сердечно любить не перестану, на зло моим врагам.

Прошу и очень, мое сердечко, любым способом увидься со мной; что имею с Вашей милостью дальше поступать, ибо уже более не буду врагам своим терпеть, конечно месть совершу, а какую, сама увидишь.

Счастливее мои письма, которые в рученьках твоих бывают, чем мои бедные глаза, так как тебя не видят».

Встреча не состоялась, но Иван Мазепа все-таки отомстил своим врагам, тем, кто помешал его счастью.

Обвинив в измене, он казнил отца Мотри – генерального судью Василия Кочубея, а мать ее долгое время продержал под стражей. Его любовь умирала тоже, тяжело и медленно, словно человек. Последняя любовь, светлая и трагическая.

А потом была Полтавская битва. И крах всех политических замыслов. И забвение.

Мотря Кочубеевна так и не вышла замуж. Хотя кое-кто из ученых считает, что девушку еще в 1707 году отдали замуж за представителя казацкой старшины Семена Чуйкевича, который со временем дослужился до полкового судьи в Нежине.

Так или иначе, но Мотря завершила свою несчастливую жизнь, служа Господу. Она ушла в монахини Пушкаревского женского монастыря, который находился вблизи Полтавы. Потом ее следы теряются.

Подготовил Сергей Иванченко

Газета “Роксолана-макси” № 49,50

 



Добавить комментарий

 

Архів сайту по місяцям:

Архів сайту по рокам: