Сельской медицине требуется РЕАНИМАЦИЯ

31 мая 2012 | ЗДОРОВ'Я | Нет комментариев |

доктор с фонендоскопомПисьмо от Елены Мотенко – печальный пример реформирования сельской медицины. Сколько бы разговоров не велось о желании власти сделать ее эффективнее, доступнее населению, факт налицо: положение сельских больниц, ФАПов, амбулаторий самое бедственное. А страдают люди.

****

Прошло 40 дней со дня смерти моего самого любимого отца, который жил в Чупаховке, но до сих пор не могу смириться с тем состоянием бессилия и беспомощности, которое испытала в тот день. ему было всего 53 года, никогда ни на что не жаловался, не болел.
В тот ужасный день мы вместе работали на огороде. Вдруг ему стало плохо, говорил, что потемнело в глазах. Предложили отвезти в больницу, но он отказался, мол, дома полежу минут пять и все пройдет. Когда я зашла в комнату, чтобы убедиться в его состоянии, то увидела, что он глаза под лоб закатывает, весь мокрый от пота и задыхается. Побрызгала на него водой – отреагировал. Я давай звонить на «скорую помощь», но мне ответили, что в дневное время жителей Чупаховки обслуживает доктор поселковой больницы. Мы поехали в больницу, я в панике забежала в терапевтическое отделение, объясняя, что у меня умирает отец. Через некоторое время к нам вышла доктор с тонометром и фонендоскопом в руках. «Почему вы не взяли лекарств, ему ведь нужна неотложная помощь», – сказал мой муж врачу. А она в ответ: «Я сначала посмотрю, что там у вас». «Муж возразил: «Не на что смотреть, человек умирает». Тогда доктор вернулась, долго копошилась в манипуляционной вместе с медсестрой. Когда я намерилась туда зайти, чтобы поторопить, меня остановила, по всей видимости санитарка (точно не знаю, потому что кроме врача никто в халатах не ходит). Она на повышенном тоне мне начала говорить, чтобы я не паниковала. Затем вышли врач с медсестрой и уже в машине нам сазали, что у них нет шприцов и уколы сделать нечем. Хорошо, что в домашней аптечке шприцы были.
Когда мы приехали домой, отец лежал на полу без сознания. Доктор вместе с мамой начали делать искусственное дыхание, а медсестра вводила подкожно лекарство. Я посмотрела на ампулы – кофеин, анальгин, димедрол и аммиак. Нужно ведь что-то посильнее в таких случаях, как преднизалон, дексометазон или адреналин, но они или не сообразили взять их, или просто не было в наличии. Держа руку на пульсе отца, я реально понимала, что его уже ничем не спасти, слышала крики мамы и ответ врача: пульса нет, давление не прослушивается…
Вот и напрашивается множество вопросов к сельской  медицине и ее районным организаторам: почему в стационарах нет шприцов и запаса лекарств для неотложной помощи, нет оснащенных сумок фельдшера, а медперсонал очерствел и огрубел в отношении к народу?

ОТ РЕДАКЦИИ

О сути данного письма мы сообщили заведующей районным отделом здравоохранения Алине Голод и попросили ее прокомментировать ситуацию, дать анализ обеспеченности учреждений сельской медицины необходимыми медикаментами. Алина Александровна, недавно назначенная на эту должность, пообещала дать ответ в понедельник, 28 мая. Но никаких комментариев мы так и не дождались. Неужто кризис в сельском здравоохранении имеет настолько глубокие корни, что не подлежит обьяснению? Редакция обращается к жителям Ахтырского свое мнение по данному вопросу. Ждем ваших откликов по тел. 2-47-65

 



Добавить комментарий

 

Архів сайту по місяцям:

Архів сайту по рокам: