Другая логика

11 августа 2012 | АЛЬТЕРНАТИВНА ІСТОРІЯ | Нет комментариев |

001Древние сооружения сохранили не только следы, по которым можно определить тип и характеристики инструментов и технологий обработки камня. В них заключено также немало информации, дающей представление и об использованных строительных технологиях. И если проанализировать такую информацию, то выясняется, что эти технологии указывают не только на весьма высокий уровень развития цивилизации, создавшей эти сооружения, но и на иную, отличную от привычной нам, логику строительства. Те приемы, методы и подходы, которые мы привыкли считать «самыми рациональными и логичными», оказываются далеко не единственным возможным решением. Более того, они порой оказываются как раз вовсе не самыми рациональными и логичными…

Возьмем, например, пирамиды на плато Гиза в Египте.

Само плато представляет из себя весьма неплохое место для размещения тут таких тяжелых объектов (вес, скажем, Великой пирамиды оценивается в 6-7 миллионов тонн; вес 2-й пирамиды – пирамиды Хафра – чуть поменьше). Оно представляет из себя массив известняка, который вполне способен выдерживать подобные нагрузки. Однако поверхность плато весьма далека от строго горизонтальной плоскости – она имеет ощутимый уклон примерно с северо-запада на юго-восток.

Что бы мы сделали в этом случае?.. Прежде всего – вырыли бы котлован под фундамент будущей пирамиды. Ну, или в крайнем случае (учитывая, что известняк тут достаточно плотный, чтобы уже служить фундаментом) выровняли бы площадку под строительство.

Что мы видим, скажем, у 2-й пирамиды?.. Ее юго-восточный угол находится как раз на уровне самого плато, а северо-западный ощутимо заглублен ниже исходной поверхности земли. В итоге с северной и западной стороны пирамиду окружает вертикальная «стенка» из массива известняка. И с первого взгляда может показаться, что создатели пирамиды шли привычным для нас путем – то есть сначала выровняли площадку под строительство, сделав своеобразный «полукотлован». Однако это не совсем так.

Рис. 139. Массив известняка на северо-западном углу 2-й пирамиды

Рис. 139. Массив известняка на северо-западном углу 2-й пирамиды

Дело в том, что выровнено было далеко не все, а лишь пространство по периметру пирамиды. Строители решили не бороться с неровностью плато, а использовать его. И вместо того, чтобы выравнивать всю площадку, они просто сделали в скальном известняковом основании «траншею», оставив на месте будущей пирамиды выступ, внешний край которого подравняли, придав ступенчатый вид. А поскольку наклон самого плато и скального останца никуда не делся, то самого останца на юго-восточном углу вообще не видно; на северо-западном же углу его высота достигает как минимум 5-6 ступеней пирамиды. Это далеко не везде заметно, так как часть этого скального останца и ныне еще закрыта приставленными блоками. Но в некоторых местах это видно весьма отчетливо.

Рис. 140. Скальный останец в основании 2-й пирамиды на плато Гиза

Рис. 140. Скальный останец в основании 2-й пирамиды на плато Гиза

В свое время высказывалась даже теория, что фактически целиком пирамиды представляли из себя высокую скалу, которая лишь обкладывалась снаружи блоками. Но весь рельеф плато Гиза указывает на то, что на нем вряд ли были столь высокие пригорки, которые можно было бы сравнивать с высотой стоящих ныне пирамид.

Об использовании скальных выступов и о небольшой высоте этих выступов говорит и пирамида в Абу-Роаше, от которой осталось так мало, что сохранившиеся блоки буквально легко можно пересчитать если и не по пальцам, то уж не используя четырехзначные числа точно. Основную часть «руин» пирамиды представляет как раз тот самый скальный выступ, который и использовался для ее создания.

Рис. 141. Пирамида в Абу-Роаше

Рис. 141. Пирамида в Абу-Роаше

Отметим, что использование скального выступа в качестве некоей «опоры-основания» пирамиды – довольно удачный прием, который свидетельствует не только о разумности решений строителей пирамид, но и об их стремлении экономить силы, ресурсы и материалы. Во-первых, на предварительной стадии нужно ощутимо меньше вынимать материала. А во-вторых, при строительстве на тот же объем материала нужно меньше «рубить» (а точнее – добывать), транспортировать, поднимать и устанавливать блоки.

Вот уж поистине – лень двигала прогресс всегда вперед!..

И кем бы ни были строители пирамид, в этом они были очень похожи на нас (или мы на них) и стремились добиться максимального результата при минимизации трудозатрат.

Впрочем, это даже на уровне законов физики: любая механическая система движется по тому пути, где требуется меньше затрат энергии…

В чем-то аналогичную картину можно видеть и в Перу. Например, в уже упоминавшемся ранее Ольянтайтамбо, где ярусы комплекса расположены четко в соответствии с особенностями склона горы. Впрочем, тут сама местность заставляет строить непосредственно с учетом ее специфики. Хотя пример Египта показывает, что не только в горах учитывались даже незначительные особенности местного рельефа.

* * *

На северной стороне 2-й пирамиды сохранилась любопытная часть облицовки нижнего ряда. Если присмотреться повнимательней, то можно заметить, что внутренняя сторона облицовки не выравнивалась под внутренний ряд!.. Более того, наоборот, – именно блоки второго снаружи ряда подбирались так, чтобы заполнить пустое пространство между облицовкой и внутренней кладкой пирамиды!.. То есть облицовка ставилась сначала как бы отдельно от основного тела пирамиды, а уже потом (с помощью блоков промежуточного – второго – ряда) соединялась с ним.

Рис. 142. Структура кладки на северной стороне 2-й пирамиды

Рис. 142. Структура кладки на северной стороне 2-й пирамиды

Отсюда сразу следует несколько выводов.

Во-первых, это весьма рационально, если стоит задача минимизировать неровности установки блоков облицовки с внешней стороны перед ее окончательным выравниванием (см. далее).

Во-вторых, можно не утруждать себя обработкой внутренней поверхности гранитного блока – все равно потом результат обеспечивается за счет более податливого для обработки известняка промежуточного ряда.

И в-третьих, такая конструкция обеспечивает наилучшим образом то, что облицовка выполняет не просто декоративную функцию. Она играет еще и роль силового элемента, поддерживающего целостность всего сооружения!.. И в этом есть кардинальное отличие данных пирамид как от других, так и вообще от привычных нам построек. Мы обычно создаем силовой каркас, вокруг которого возводится все сооружение. А здесь речь идет об оболочке, несущей прочностные функции. Принципиально иное технологическое решение!..

Аналогичные различия можно найти в живой природе. Мы, как и многие животные, обладаем скелетом, то есть силовым каркасом, вокруг которого и выстраивается все наше тело. Другой вариант решения – насекомые. Например, жуки, у которых нет скелета, зато есть прочный хитиновый внешний «кожух», выполняющий как раз роль силового элемента…

Кстати, мы в сам термин «облицовка» уже закладываем такой смысл, который соответствует «каркасному» решению – внешний слой лишь «облицовывает» основную конструкцию, а не выполняет силовую функцию. Решение же с силовым «кожухом» абсолютно чуждо нашей строительной практике. Даже «пустотелые» ангары все-таки имеют силовой каркас, который дополнительно покрывается каким-то облицовочным материалом…

На этом же участке 2-й пирамиды можно увидеть еще одну конструкционную особенность. Блоки облицовки пирамиды с некоторой периодичностью имеют длину ощутимо больше среднестатистической. Они как бы заглублены во внутреннюю кладку, образуя связующие перемычки. Это заметно увеличивает прочность всей конструкции. И, между прочим, говорит о хорошем знании строительных методов и наличии немалого опыта у создателей пирамид.

Такое же конструкционное решение можно увидеть и на других сторонах этой пирамиды. Равно как и на других пирамидах, относимых историками к IV династии, а по технологическим особенностям соответствующих древней высоко развитой цивилизации. Зато оно полностью отсутствует, скажем, на древнеперсидских сооружениях, которые намного позже создавали лучшие мастера своего времени (см. ранее). Даже там, где стиль кладки вроде бы очень похож на кладку египетских пирамид, внешний слой все-таки выполняет роль сугубо привычной нам облицовки, практически не перевязанной с основным телом сооружения.

* * *

Очень показательный участок есть во внутренней кладке 2-й пирамиды с ее восточной стороны – там, где от невысокого скального останца строители перешли к кладке из блоков. Мало того, что блоки тут имеют колоссальные размеры и во всей красе демонстрируют, что строителям не составляло особых проблем забавляться с подобным весом. Они еще и уложены на невыровненную поверхность! Точнее: верхнюю поверхность предыдущего слоя (то есть скального останца) не срезали и не стесывали, а «выровняли» просто с помощью «подушки» из мелких камней и простой забутовки.

Рис. 143. Структура кладки на восточной стороне 2-й пирамиды

Рис. 143. Структура кладки на восточной стороне 2-й пирамиды

Строители были уверены, что даже при столь ненадежной с виду опоре блоки не расколются и не сместятся куда-нибудь в сторону под давлением всех вышележащих слоев. И ведь их надежды полностью оправдались!..

Вряд ли это произошло случайно. Скорее всего мы опять имеем дело с немалым инженерным опытом.

И такой вывод в полной мере подкрепляется тем, что абсолютно аналогичное решение повсеместно встречается на мегалитических сооружениях в Перу. Тут весьма часто можно увидеть блоки самого нижнего ряда, уложенные на такую же «подушку» из мелких камней. С виду она выглядит совсем ненадежной. Однако эта «подушка» явно обеспечивает дополнительную сейсмоустойчивость всей кладки. И обеспечивает весьма эффективно.

Мы же если и используем подобный прием, то лишь в тех случаях, когда укладываем «подушку» в основание фундамента, уходящего на приличную глубину в землю…

Рис. 144. «Подушка» под нижним рядом кладки в Куско

Рис. 144. «Подушка» под нижним рядом кладки в Куско

* * *

Третья пирамида на плато Гиза – так называемая пирамида Микерина – сохранила остатки гранитной облицовки, которая снаружи имеет необработанную поверхность. На пирамиде есть всего лишь два небольших выровненных участка – по середине северной и восточной граней. Все параметры этих участков указывают на то, что облицовку выравнивали уже после укладки гранитных блоков на место.

Рис. 145. Выровненный участок облицовки на восточной грани 3-й пирамиды Гизы

Рис. 145. Выровненный участок облицовки на восточной грани 3-й пирамиды Гизы

Если бы облицовка была даже из более мягкого известняка, ее выравнивание по наклонной плоскости представляло бы серьезную проблему даже для нашего современного уровня промышленных технологий. Выравнивание же по такой наклонной плоскости с наблюдаемой точностью уже гранитной облицовки – для нас вообще дело немыслимое!

А для строителей пирамиды, видимо, это не представляло особых проблем. По крайней мере, не заметно, чтобы они ограничились всего двумя участками только из-за того, что им было сложно это делать. Больше похоже на то, что у них просто не было необходимости выравнивать все грани целиком.

Следы выравнивания облицовки уже после монтажа видны и на некоторых гранитных блоках 2-й пирамиды, которые сейчас лежат возле нее. На них есть – в виде своеобразного поребрика – небольшой выступ, который идет по границе двух поверхностей. Этот поребрик как раз и свидетельствует о том, что блок выравнивали после установки. Видимо, инструмент, с помощью которого «стесывали» внешнюю поверхность блока не доходил (или его не доводили) в силу каких-либо причин до самого конца блока, вот и остался этот крохотный выступ.

Рис. 146. Блоки гранитной облицовки с поребриком у 2-й пирамиды Гизы

Рис. 146. Блоки гранитной облицовки с поребриком у 2-й пирамиды Гизы

Весьма похоже, что поребрик образовался на блоках облицовки 2-й пирамиды в том месте, где начинались уже блоки, которыми было вымощено пространство вокруг пирамиды, и которые отсюда давно растащили на стройматериалы. По крайней мере именно на высоте «пола», окружавшего ранее Гранитный храм, сохранился аналогичный выступ на внешней облицовке этого храма. Тут также облицовка выравнивалась с внешней стороны явно уже после монтажа кладки. С гранитных блоков просто срезался внешний слой толщиной в несколько сантиметров (иногда до десяти сантиметров и более) по единой плоскости. В результате такой обработки получилось, что в углах Гранитного храма блоки одной стенки как бы заходят на другую буквой «Г».

Рис. 147. Внутренние углы Гранитного храма на плато Гиза

Рис. 147. Внутренние углы Гранитного храма на плато Гиза

Хотя выравнивать вертикальную стенку все-таки несколько проще, чем наклонную, мы сейчас ничего подобного не делаем (нанесение штукатурки ведь не сравнить со срезанием материала) – прежде всего в силу трудоемкости данной операции. Следы использования такого приема можно найти, например, на сооружениях времен Персидской империи и египетских постройках Птолемеевского периода. Но там мастера работали с мягким известняком и песчаником, оставив после своей работы отчетливые следы постепенного стесывания. Тут же надо было снять большой слой гораздо более твердого гранита, не оставив абсолютно никаких следов скалывания. Более того, несмотря на сильную эрозию Гранитного храма, его облицовка сохранила явные признаки не то что шлифовки, а полировки!.. Это – неимоверная работа!..

Гораздо больше все похоже на то, что выравнивание внешней поверхности проводилось с помощью какого-то механического инструмента, который попутно достаточно ровно отшлифовывал образуемую поверхность. Скажем, чего-то типа фрезы…

То, что прием выравнивания внешней поверхности стен и облицовки уже после их монтажа использовался в Египте повсеместно, подтверждается и другими сооружениями из твердых пород камня. Например, ранее упоминавшимся Осирионом в Абидосе, где следы этой технологии сохранились как на боковых стенах, так и на блоках перекрытия.

Есть признаки использования того же приема и в Южной Америке. Так изогнутая дугой стена из блоков черного базальта храма Кориканчи в Куско с внешней стороны тщательно отшлифована, несмотря на весьма сложную форму поверхности. Но ровная поверхность не доходит до конца – по краю стены идет участок с еще невыровненными блоками, которые указывают как раз на то, что выравнивание происходило уже после монтажа стенки. Причем, шлифовка производилась явно непосредственно в ходе выравнивания.

Рис. 148. Невыровненный угол стены храма Кориканчи в Куско

Рис. 148. Невыровненный угол стены храма Кориканчи в Куско

Нам проще изготовить заранее плитку или блоки с уже ровной поверхностью, а затем уже собирать из них стенку. Но на самом деле в обратном порядке есть весьма рациональное зерно. Выравнивание внешней поверхности стен уже после монтажа кладки позволяет обеспечивать более ровную поверхность – вне зависимости от того, как «гуляли» блоки из стороны в сторону в процессе монтажа. Позволяет это и экономить время монтажа – не нужно стараться выравнивать положение каждого блока по внешней линии.

Только для того, чтобы воспользоваться всеми этими преимуществами, нужно иметь оборудование и технологии, которые позволяют обрабатывать вертикальные и наклонные плоскости кладки из очень твердых пород камня – гранита и базальта. Вдобавок, еще и на большой площади. Ручные технологии и примитивные инструменты для этого явно не подходят. Тут нужны весьма совершенные инструменты и развитые машинные технологии.

* * *

Многочисленных исследователей Гранитного храма на плато Гиза поражала и продолжает поражать прежде всего та точность, с которой блоки кладки подогнаны друг к другу. И это при том, что стыки нередко идут под наклоном, а сами блоки имеют сложную ступенчатую форму, которая, казалось бы, требует тщательнейшей работы по созданию каждого отдельного блока – таким образом, чтобы учитывать порой столь же непростую форму соседних блоков кладки.

Рис. 149. Фрагмент кладки Гранитного храма на плато Гиза

Рис. 149. Фрагмент кладки Гранитного храма на плато Гиза

Но оказывается, что исследователи сильно переоценивали трудоемкость работ по столь аккуратной подгонке соседних блоков друг другу. Эти оценки на самом деле строятся, как правило, на одном важном предположении, которое чаще всего просто обходится по умолчанию, поскольку представляется очевидным и естественным. Это представление о том, что каждый блок изготавливался заранее, а уже потом укладывался на свое место в каменной кладке.

Мы настолько привыкли поступать именно так, что нам кажется невозможным действовать как-то иначе. Но в действительности это – вовсе не единственный вариант. На что, между прочим, указывает упомянутая выше технология выравнивания внешней поверхности стены уже после ее сборки. И если учесть эту технологию, построенную на непривычном нам «обратном порядке» действий, и допустить применение этого «обратного порядка» действий не только на финальном этапе выравнивания внешней поверхности, но и на более ранних стадиях, то всю сложную на первый взгляд конструкцию кладки Гранитного храма можно получить легко и просто…

Оставим пока в стороне вопрос о необходимости соответствующих инструментов. Допустим, что они есть. Разберемся сначала сугубо с технологией сборки.

Представим себя на месте строителей.

Пусть мы уже выровняли площадку, куда будем укладывать блоки. Берем «заготовку», то есть необработанный блок и выравниваем всего одну его сторону, срезая лишнее плоской пилой. Укладываем блок этой стороной вниз на подготовленное место. Берем следующий блок и также выравниваем всего одну его сторону. Приставляем его к уже установленному блоку аналогичным образом. Очевидно, что блоки из-за неровностей примыкающих поверхностей не прилегают плотно друг к другу.

Теперь берем либо пилу большой толщины – больше суммы всех неровностей в месте стыка блоков, – либо две пилы, соединенные параллельно между собой, с расстоянием между пилами опять же больше суммы неровностей в месте стыка. И делаем пропил по самому стыку. Неровности при этом срезаются.

Но в данном процессе не только срезаются неровности, но и получаются поверхности двух блоков, абсолютно точно параллельные друг другу даже в том случае, если пилы двигались у нас не строго вертикально, а под каким-то углом. Остается лишь придвинуть один блок к другому, и, по обычным законам геометрии, мы получим идеальный стык!

Более того, можно серьезно упростить процедуру, если второй блок не укладывать рядом, а поставить так, чтобы края двух блоков расположились внахлест. Тогда, взяв пилу длиной, достаточной для того, чтобы пилить сразу два блока, срезаем в этом положении их неровные края, а затем уже задвигаем второй блок на его место рядом с первым. Очевидно, что в этом случае мы также получим идеальный стык.

Далее можем продолжить кладку ряда таким же образом.

Перейдем теперь к следующему ряду кладки, предварительно выровняв горизонтально верхнюю поверхность нижнего ряда. Делаем все точно так же, как и ранее. Однако, если пила у нас продвигается достаточно быстро, то при выравнивании боковых поверхностей соприкасающихся блоков мы вполне можем «промахнуться» и получить лишний пропил на предыдущем ряде блоков. Что мы можем сделать в этом случае?

Не долго мудрствуя, мы можем дополнительно срезать еще не закрытую блоками верхнего ряда поверхность нижнего ряда, начиная с места лишнего пропила и как раз на его глубину, и продолжить кладку. Только при этом на нижнем ряде образуется… ступенька, наличие которой так удивляет тех, кто представляет себе укладку стен из уже полностью готовых блоков!..

Далее складываем всю стенку и после этого выравниваем фрезой ее боковую поверхность, срезая все неровности.

Как можно видеть, при данной последовательности сборки, мы как бы автоматически получаем все характерные признаки кладки Гранитного Храма – плотную состыковку блоков; ступенчатую и заходящую на смежные стены форму блоков; идеальное выравнивание стен. Все легко и просто.

Но… Легко и просто только при выполнении некоторых условий.

Во-первых, нужно иметь возможность поднимать, двигать и ворочать с боку на бок многотонные глыбы, как будто они сделаны из пенопласта или папье-маше. А во-вторых, нужно иметь пилы и фрезы, которые режут твердую гранитную породу как тот же пенопласт…

Если же заменить плоскую пилу, например, тросовой или вообще лучом лазера, то можно отойти от необходимости прямолинейных участков на стыках блоков. И получить даже кладку, при которой стыки имеют практически произвольную форму – такую, которая нередко встречается в древних перуанских сооружениях.

Рис. 150. Фрагмент кладки в Ольянтайтамбо (Перу)

Рис. 150. Фрагмент кладки в Ольянтайтамбо (Перу)

Скорее всего, прием «подрезки внахлест по месту» использовался мастерами при создании и весьма странной конструкции, которая расположена прямо на горе в окрестностях перуанского комплекса Ольянтайтамбо (совсем рядом с искусственной площадкой с «сеткой», нанесенной дисковой пилой – о чем шла речь ранее). Тут сделаны четыре небольшие прямоугольные ниши непонятного назначения – поставить в них можно лишь небольшие статуэтки или нечто подобного небольшого размера. Две ниши прорезаны непосредственно в скале. А две – в блоке, который явно отрезан от той же самой скалы, но в каком-то другом месте, и «встроен» рядом с первой парой ниш.

Рис. 151. Ниши на скале в Ольянтайтамбо (Перу)

Рис. 151. Ниши на скале в Ольянтайтамбо (Перу)

Подобная работа кажется нам просто невероятной, поскольку нам чужд вообще сам подход, лежащий в основе использованной тут технологии. Мы привыкли размалывать практически в пыль исходные естественные материалы, а потом уже из них буквально «лепить заново» нужные нам строительные детали – кирпичи, балки, плиты и тому подобное. И затем собирать сооружения из таких искусственно созданных строительных элементов, скрепляя их чаще всего с использованием раствора, который приготовлен опять-таки из размолотых в пыль природных материалов. Вся наша строительная индустрия нацелена именно на такой подход: сначала все разрушить и довести до состояния пыли, а уже потом вновь созидать.

Древняя же высоко развитая цивилизация строила на принципиально ином базовом подходе. Она не размалывала в пыль природные материалы, а использовала по максимуму готовые природные формы. В Перу, например, повсеместно можно встретить примеры, когда от базальтовой или гранитной горы отрезается кусок нужной формы, который встраивается в кладку где-то в другом месте – но опять-таки с учетом особенностей формы этого места.

Сочетание практически произвольного сочленения разных блоков и учета особенностей формы рельефа позволяло древним строителям добиваться того, что сооружение составляло с естественной скалой почти монолитное целое, которое в случае землетрясений двигалось также как единое целое. Это в значительной мере повышало сейсмоустойчивость этих конструкций, благодаря чему они и дожили до наших дней.

Однако такой базовый подход требует не просто иных, отличных от привычных нам, технологий и инструментов – он требует и совершенно иной «психологии строительства», совершенно иного «строительного мышления», иной «строительной логики»!.. И судя по всему, представители древней цивилизации этой иной логикой и обладали…

 

Как бы то ни было, все так или иначе сводится к необходимости наличия очень продвинутых технологий как в самом строительстве, так и в производстве соответствующих инструментов. Мы опять выходим на весьма высокий уровень развития цивилизации древних строителей. Строителей, которые, обладая соответствующими развитыми технологиями и совершенными инструментами, могли позволить себе использовать такую строительную логику, которая была весьма эффективной и серьезно экономила их трудозатраты, но которая нам кажется чуждой и нерациональной – правда, лишь постольку, поскольку у нас пока нет таких технологий и инструментов…

А.Скляров

 



Добавить комментарий

 

Архів сайту по місяцям:

Архів сайту по рокам: