Cиневские детдомовцы встречались и в Ахтырке

16 мая 2013 | ІСТОРІЯ | Нет комментариев |

Встреча2012 года в Ахтырке слева Н.Гринько, М.Сухар и В.ШигидаНаша газета уже писала о встрече синевских детдомовцев Липоводолинского района летом 2012 года. На эту публикацию и публикации в других газетах области откликнулись несколько воспитанников этого детского дома. Некоторые из них поведали свои истории, рассказали о своей жизни после детского дома, некоторые их них оказались и в Ахтырке, Ахтырском районе. Витя Шигида после встречи в Синевке приехал в Ахтырку к родственникам и встретился здесь с двумя воспитанницами синевского детдома Марией Сухар и Наталией Гринько.

Лихолетье войны, которое коснулось почти каждой украинской семьи, не обошло и моих родителей. Случилось так, что с 2-месячного возраста я рос и воспитывался у бабушки Евдокии Степановны и дедушки Николая Дмитриевича в с.Локня Роменского района. Они стали для меня родными, близкими людьми, заменили мне отца и маму. Мама, которая в начале войны принудительно была вывезена в Германию, «завербовалась» (как тогда говорили) в Сталино (Донецк), а затем в Севастополь. Я учился в школе и почти ничем не отличался от своих сверстников. Говорят, дети-сироты рано взрослеют. Возможно именно поэтому у моего 60-летнего дедушку возникла необходимость поговорить с 13-летним внуком о серьезных вещах – о жизни в будущем. Дедушка с бабушкой работали с утра до вечера, а иногда и ночью «скиртовали» солому на колхозном поле, да и уровень довоенного образования не позволял им контролировать меня или чем-то помогать в учебе. Бабушка иногда плакала, глядя на меня и тайком по ночам. Мне очень-очень было жаль ее. Однажды дедушка просто посоветовался по этому поводу со мной как со взрослым, и мы втайне от бабушки приняли мужское решение – ехать в детдом. Конечно, были и слезы бабушки и ее сомнения: – «А что люди скажут?». Но нам с дедушкой удалось убедить ее, что хоть и трудно будет всем троим нам пережить разлуку, но так будет лучше прежде всего для меня. От первой путевки в Читу пришлось отказаться, а по второй мы с дедушкой поехали в Синевку Липоводолинского района. Вместе с Ниной Васьковой мы были в числе первых воспитанников этого детдома (№ 7 и № 8 по списку прибытия). Встречали и принимали нас первый директор детдома Козюра Григорий Александрович и воспитатели Грицай Валерий Кузьмич и Наумко Анна Федоровна, молодые выпускники Лебединского педучилища 1958 года. Новая одежда, свежее, регулярное и разнообразное питание, первые уроки в школе после недолгого карантина вместе с сельской детворой в феврале 1959 года, пионерский лагерь летом, – все это на всю жизнь запечатлелось в моей детской памяти как нечто светлое, неповторимое.

Я играл в духовом и струнном оркестре детдома, уже шестиклассником проводил утреннюю зарядку в пионерском лагере (для этого меня будили на несколько минут раньше вместе с горнистом). Мы тянулись к спорту, к музыке, к книгам, и лишь единицы тайком курили «по кустам».

Н.ГринькоЯ поступил в Одесское мореходное училище и после его окончания ходил в плавание на грузовых и круизных судах Черноморского пароходства. Многим из нас хотелось попасть на круизные суда, но те ребята, которым это удавалось, шутили: – "Белый теплоход – черная жизнь». Сокращение штата в те времена коснулось и количества моряков круизных теплоходов, ведь нужны были и электрики, и мотористы, и вахтенные матросы. Вахтенные графики были крайне уплотнены, а на стоянках, когда отдыхающие туристы шли в город, мы красили корпус корабля, который должен сиять белизной и чистотой. И трудности отступали перед возможностью получить несколько большую плату чем на берегу, возможностью увидеть мир и даже приобрести некоторые дефицитные вещи или одежду. На круизных теплоходах «Украина», «Армения», «Молдавия» я совершил около десяти рейсов по Черному морю, из них несколько рейсов с заходом в иностранные порты Болгарии и Румынии (Бургас, Варна, Несербов и др.). Обучение в мореходном училище, учебная практика и несколько лет работы в море позволили накопить некоторый опыт. Запомнился один несколько необычный случай. Один из рейсов на грузовом судне вместо месяца затянулся еще почти на две недели, запасы продовольствия и питьевой воды почти полностью закончились, а тут, как на грех, перед заходом в Одесский порт в условиях сильного тумана вышел из строя гидролокатор, а без него в туман запрещается заходить в порт. Стоять на рейде и ждать буксира или хорошей погоды означало задержку рейса еще на 1-2 дня. Руководство судна рискнуло скрыть поломку гидролокатора, и диспетчер порта по рации дал нам координаты стоянки. На оба борта было выставлено по несколько человек для наблюдения. Я, как боцман рабочей команды, ответственный за швартовку, тоже был на верхней палубе и слышал объявление, что маяк у нас должен быть слева. Судно медленно двигалось и вдруг я увидел, что маяк у нас с правой стороны. «Стоп машина! Полный назад! Маяк справа! »- подал я команду, еще до конца не осознавая происходящего. Мои слова были переданы в рубку вахтенным помощником капитана, а оттуда был послан сигнал в машинное отделение. Оказалось, что незаметно в тумане судно повернуло влево, и мы шли к берегу, на мель. Даже если бы мы не повредили судно, при снятии с мели пришлось бы вызывать буксиры, а это позор для всей команды. Всем известно выражение «сесть на мель». Конечно, мне было приятно тогда услышать похвалу капитана и товарищей.

В.ШигидаВо время службы в армии с помощью командиров мне удалось разыскать своего отца, ведь он тоже был военным. После службы я поехал к нему в далекий Ташкент, два года учился там в индустриально-педагогическом техникуме, но тяга за родными местами, потребность быть ближе к дедушке и бабушке перевесили и я вернулся в Одессу.

Во время учебы в Керчи и Одессе в каникулы я ежегодно посещал дедушку и бабушку, часто был и в Синевке, где встречался с моим (и не только моим) кумиром Грицаем Валерием Кузьмичом и пионервожатой детдома Кухар Таисией Васильевной, которая к тому времени уже стала женой Валерия Кузьмича. После закрытия детдома супруги переехали в Лебедин, я посещал их и там.

Не стала исключением и прошлогодняя встреча воспитанников и воспитателей синевского детдома. С Васей Цибко, Анной Федоровной Костюченко (Наумко) мы не виделись 50 лет! С воспитанницами синевского детдома Натальей Гринько и Марией Сухар я встретился потом в Ахтырке, а с Шурой Слипченко в Ромнах.

В Синевке встречаюсь также с синевскими одноклассниками: Светой Ивашиной (Харьков), Людой Кисель, Людой Бугай, Наташей Жур, Сашей Палаженко (Сумы) и дочерью директора детдома Надей Козюрой (Синевка). За время после встречи в 2012 г. нам удалось разыскать еще Толю Мошика (Межевая), Колю Гучко (Лебедин), Володю Шитюгу, Тамару Беркович (Ромны), Любу Колобаеву, Тоню Сиденко (Ахтырский р-н), воспитателя Софию Мусиевну Сай, Васю Кохана, Любу Стулень, Катю Литвиненко (Сумы). Надеемся на встречу с ними летом 2013 года.

В Ахтырку на работу направлялись еще Невструев Сергей, Оболонцев Виктор, Журбенко Светлана, в Ахтырскую школу-интернат направлялась Люба Поченцова (1950 г.р. Грунь Ахтырского района), Оля Стеблянко (1950 г.р.), Мороз Сергей (1949), Боря и Саша Яременко в Ахтырский детдом (Документы архива образования, Сумы).

Виктор Шигида. Южный, Одесская обл.

 

 



Добавить комментарий

 

 

 

Архів сайту по місяцям:

Архів сайту по рокам: