Уроки истории: уже за гранью бытия

7 ноября 2014 | ІСТОРІЯ | Нет комментариев | №45(971)

Одиннадцатый, «Промсвязь»…

Люди гордились работой на этом предприятии, которое называли кузницей кадров, где приветствовалась династии и руководство уважало рабочего. Никто даже в страшном сне не мог представить, что одно из ведущих предприятий большого государства за какие-нибудь двадцать лет сойдет на нет. Не станет ни производственных мощностей, ни оборудования, ни многотысячного коллектива. Говорят, когда ныне покойный бывший начальник цеха Степан Клочко впервые за много лет после ухода на пенсию зашел на территорию завода, его хватил инфаркт. А когда тоже бывший начальник цеха Анатолий Старокожко увидел в куче мусора старейшую святыню – Книгу Почета, начатую 22 июня 1944 года эвакуированными заводчанами в Ульяновске, чуть не попал в больницу. Теперь эта большая книга с пожелтевшими от времени страницами и выцветшими фотографиями находится у нас в редакции.

Завода уже нет и, увы, его не вернуть. Но благодаря газете останется память о легендарном предприятии, его людях, о самом уважаемом, не смотря на десятки прошедших после смерти лет, директоре – Семене Гафановиче. Давайте вспоминать вместе.

Рождение завода

По материалам заводской летописи

После гражданской войны, ликвидации банд, разгрома и изгнания внутренней контрреволюции, советская страна залечивала раны, восстанавливала народное хозяйство, становилась на путь развития промышленности, транспорта и сельского хозяйства. Шли трудные годы восстановительного периода, вводились в строй разрушенные фабрики, заводы, шахты и рудники. Молодая страна Советов расправляла могучие крылья, становилась твердо на ноги. Волна восстановления народного хозяйства охватила все уголки большой страны. Не миновала эта волна и Ахтырщины. Восстанавливались сахарные заводы и паровые мельницы, крупорушки и маслобойни, другие полукустарные предприятия пищевой промышленности.

Начало завода

Ускоренное восстановление сельского хозяйства Ахтырщины тормозилось недостатком живой тягловой силы и даже простейшего сельхозинвентаря. Новые сельскохозяйственные орудия почти не производились, старые же за годы войны и разрухи износились и требовали неотложного ремонта. Но где их ремонтировать, если в Ахтырке не было ни одной металлообрабатывающей мастерской. Учебные мастерские бывшего ремесленного училища также были разрушены и использовать их не предоставлялось возможности, да и могли ли они справиться с огромным объемом ремонтных работ? Безусловно нет. Это предопределило организацию специальной ремонтной мастерской, что и было решено районными организациями.

В центре Ахтырки, в то время неуютного грязного городка, после национализации частны предприятий, на базе небольшой кустарной мыловарни бывшего купца Боброва, в 1925 году Ахтырским горкоммунхозом была создана ремонтно-литейная мастерская, вошедшая позднее в подчинение Укрпромотдела.

Ее организатором был заведующий Ахтырским горкоммунхозом Андрей Иванович Раина. В начале двадцатых годов Ахтырка была городом ремесленников, кустарей и торговцев. В 1925 году в ней было только два кирпичных и черепичных завода, две небольшие паровые мельницы, пивоваренный завод, до десятка мелких кузниц, две типографии. К ним прибавилась литейно-ремонтная мастерская, размещавшаяся в небольшом деревянном, барачного типа помещении, в котором первое время работало всего три человека. Первый в мастерскую в 1925 году пришел Федор Роговой и другие, всего около двадцати человек. В первые дни небольшой группе рабочих приходилось делать все своими руками, так как никаких механизмов не было. Для оборудования цеха, где должно было производиться литье, был вручную вырыт котлован и в начале 1926 года пущена первая вагранка. Это была большая радость для небольшого коллектива.

Так началось первое дыхание расплавленного металла. Опоки для формовки деталей были деревянные и часто воспламенялись, но это не смущало формовщиков. Сгоревшая опока заменялась новой и работа продолжалась. Так в первые месяцы своего существования Ахтырский труболитейный завод начал отливать печные плиты, решетки, дверцы, втулки для тележных колес и некоторые запасные части для сеялок, веялок и других машин. В частном домике рядом с литейным цехом разместились контора и примитивный, всего в 9 квадратных метров модельный цех. Вплотную с литейным цехом находилась небольшая кузня с традиционными кожаными мехами, в которой работали два кузнеца.

Ахтыркий чугунно-литейный и механический завод

Так на небольшой улочке под названием Подол, окруженный частными домиками, обнесенными частоколом и высокими стройными тополями на берегу речки Ахтырка возник притаившийся завод, будущий правофланговый cреди предприятий связи страны Советов. В 1925 году на завод пришел первый директор, техник по образованию т.Симонов, который по сути дела и положил начало будущему заводу. В 1926 году деревянная мыловарка, в которой размещался литейный цех, была снесена и на ее месте было построено небольшое одноэтажное здание литейного цеха. В этом же году были приобретены формы для отливки чугунных раструбных водопроводных труб с давлением 25 атмосфер. Так, от литья мелких деталей завод приступил к литью труб и канализационных люков. Отсутствие технических средств, надлежащих кадров, незнание технологии производства приводило к большому браку, особенно по литью труб, в силу чего от них вскоре пришлось отказаться. Кроме литья люков и других изделий «литейка», как она тогда называлась, производила ремонт некоторых сельскохозяйственных машин.

В 1927 году на заводе уже работало 60 человек. Однако технический рост предприятия был крайне медленным, в силу чего продукция была ограничена и страдала низким качеством, планы систематически не выполнялись, но упорство небольшого коллектива перебаривало трудности, постепенно приходил опыт, увеличивался ассортимент изделий. К ранее выпускаемой продукции завод начал ковать крючья для изоляторов и телефонные когти. Это была первая ласточка изделий для нужд связи. В 1928 году начали изготавливать кронштейны для колодцев связи, штыри и консоли. Страна набирала индустриальные темпы. Восстановительный период подходил к концу. Хотя предприятие все более и более приобретало характер металлообработки, переходящий в машиностроение, функции ремонтной мастерской с него не снимались.

В 1932 году – пятом году первой пятилетки, завод получает первый государственный заказ на изготовление компенсаторов для вновь строящихся шахт Донбасса. И первым в городе приступил к выработке сверхпланового ширпотреба – топоров, ножей, табуреток, столов и т.д.

С 1-го ноября 1935 года завод был принят в систему промышленных предприятий наркомата связи СССР и стал именоваться Ахтырским чугунно-литейным и механическим заводом №11 Управления Промышленных Предприятий Народного Комиссариата связи СССР. Завод расширяется, увеличивается объем выпускаемой продукции, расширяется номенклатура до 20-ти наименований, растет производительность труда, разворачивается стахановское движение. Первые стахановцы выполнявшие нормы на 400-500% были: Колесник Тимофей Васильевич – кузнец, Роговой Федор Иванович – литейщик, Голец Николай Александрович – токарь, Педченко Иван Иванович – модельщик. Стахановское движение охватило все большие слои рабочих. В него включались бригады и цеха. Однако не хватало рабочих рук и особенно специалистов. На заводе организуется школа мастеров, без отрыва от производства, рассчитанная на четырехгодичное обучение. Первый выпуск школы мастеров состоялся в 1940 году. Завод получил большую группу квалифицированных специалистов.

С момента передачи завода в систему наркомата связи он ощутимо окреп и с каждым годом рос и расширялся, внедрялась новая техника, осваивались новые более сложные машины. Все предвоенные годы продолжалось интенсивное строительство.

Вероломное нападение фашисткой Германии приостановило выполнение намеченных планов. Началась Великая Отечественная война, завод срочно перестроился на выпуск продукции и нужд фронта. Бандитское нападения врага не вызвало паники. Люди мужественно встретили тяжелую весть. На общезаводском митинге, каждый брал на себя повышенные обязательства, давал слово выполнять норму за себя и за ушедшего на фронт товарища. Наша армия вела тяжелые оборонительные бои, обескровливала врага, переламывала его живую силу и технику, но однако не считаясь с потерями враг продвигался в глубь страны, приближался к Ахтырке.

Согласно постановлению Совета по эвакуации при Совнаркоме, было дано указание об эвакуации завода в г.Ульяновск. Подготовка к ней началась без промедления – стояла задача вывезти все оборудование, все ценности, чтобы врагу не досталось не единой гайки, машины, станка и механизмов. Трудились круглосуточно.

В Ульяновске

Второго сентября 1941 года Ахтырский завод отбыл на в город Ульяновск и разместился в зданиях ремонтных мастерских совхоза и государственного конного завода. Четыре эшелона понадобилось, чтобы вывезти все оборудование. Буквально на третий день после приезда в Ульяновск спеццех начал выпускать продукцию для фронта. Это было суровое время. Холод, недоедание, а люди работали по 10-12 часов в сутки и если нужно, сутками не выходили с завода. На смену уходящим на фронт на завод приходили ульяновцы и трудились рука об руку с кадровыми заводчанами. Коллектив завода изо дня в день наращивал темпы, выпуская продукцию для фронта и изделия для предприятий связи. Рабочие были на казарменном положении, никто не думал о выходных днях. Когда с завода уходили на фронт, станки не пустовали, уходящих заменяли у станков их жены и дети и военная продукция беспрерывным потоком шла на фронт.

1 августа 1943 года завод возглавил ГАФАНОВИЧ Зеноид Петрович, который был направлен Народным Комиссариатом связи СССР. Последние девятнадцать месяцев до 30 октября 1945 завод работал в Ульяновске, не перестал выпускать продукцию для фронта вплоть до полной победы над врагом. 30 октября 1945 года эвакуированный завод вернулся в Ахтырку.

О Семене Петровиче Гафановиче читайте в следующем номере.

 

 



Добавить комментарий

 

 

Архів сайту по місяцям:

Архів сайту по рокам: