Современность, ставшая историей: уже за гранью бытия

27 ноября 2014 | ІСТОРІЯ | 1 комментарий | №48(974)

С.П. Гафанович

Продолжение. Начало в № 45, 46, 47

О Семене Петровиче Гафановиче в Ахтырке до сих пор вспоминают с большим уважением. Тридцать три года своей жизни он отдал заводу. Завидная судьба. Он рос вместе с заводскими корпусами, с освоением новой техники, рождением уникальных машин, с развитием нашего города и становлением дружного коллектива.

Завод в 70-е годы прошлого века стал украшением Ахтырки. Вся центральная ее часть преобразилась усилиями предприятия. Выросли административные, учебные, культурно-просветительские здания, жилые массивы, украсившие город. Каким был этот человек-легенда при жизни, вспоминает Татьяна Гафанович , которая после выхода на пенсию переехала из Харькова в Ахтырку, купила здесь домик на берегу одноименной речки и бережно хранит память обо всем, что связано с семьей Гафановичей:

Семен Петрович с женой Александрой Васильевной в 1967 году- Семен Петрович родился в 1912 году в Золотоноше. Его папа работал в местной типографии, а мама была домохозяйкой, в семье воспитывалось три сына и дочь. Семен Петрович закончил в Харькове рабфак, на основе которого был создан Украинский политехнический институт, в котором он и работал до начала войны.

Александра Васильевна, родилась в 1914 году в селе Печенеги Харьковской области, рано осталась сиротой и воспитывалась у тети в Харькове. Там же училась в рабфаке, когда познакомилась со своим будущим мужем Семеном Петровичем. Девушка попросила помощи у своего друга в ремонте электропроводки, а тот переадресовал просьбу Семену, который хорошо знал электродело. Это была любовь с первого взгляда, которую они пронесли всю свою жизнь. Сын Анатолий и дочь Люба родились еще до войны.

Семен Гафанович перед войнойВ Ульяновск Семена Петровича направили эвакуировать из Харькова промышленное оборудование, которое присоединили затем к эвакуированному Ахтырскому заводу. И с августа 1943 года, когда Наркомом связи СССР был отдан приказ отправить предприятие назад в освобожденную Ахтырку, руководителем завода был назначен 31-летний Гафанович. Невероятные и моральные, и физические усилия требовались для того, чтобы возродить из руин разрушенные немцами здания цехов и подсобных помещений, но уже на более высоком уровне. Завод помимо восстановления технологического цикла и обновления материально-технического потенциала, становился похожим на какую-то санаторно-курортную зону. Везде были зеленые уголки отдыха, фонтаны, ухоженные клумбы, насажены яблони вдоль проездных путей и аллей. Всем этим занималась специальная бригада озеленителей, в распоряжении которых была оранжерея и теплица. Существовало негласное, но строгое правило по охране насаждений, за любой проступок можно было получить прощение, только не за сорванные цветы.

Наш дом стоял как раз на месте нынешней красной девятиэтажки в центре города. Александра Васильевна была домохозяйкой, вела нехитрое домашнее хозяйство. У нас были и кролики, и курочки, овощные грядки, она была очень хорошей и гостеприимной хозяйкой. Помню, наши гости любили ее хлебный квас с изюмом, бутылки с которым в лежачем положении хранились в погребе. Особенно ценил его начальник Главка Министерства связи СССР Арутюнов, который был у нас частым гостем. Как только он приезжал, перво-наперво меня посылали в погреб за бутылочкой холодного и резкого кваса.

Семья Гафановичей: сверху – сын Анатолий и дочь Люба, внизу – Семен Петрович, Таня и Александра ВасильевнаУ нас в доме постоянно находились гости, поскольку Семен Петрович сам был очень доброжелательным, дружелюбным и общительным человеком. Сам он болел сахарным диабетом и спиртного пил очень мало. Ему от его мамы досталась серебряная стопочка, он из нее всегда пил, чтобы не видно было, сколько там налито и сколько выпито. Но зато тосты любил провозглашать, они лились, как песня. Кто хотел, тот пил сколько захочет, и было что пить.

Гафанович С.П. с женой на празднике в семейном кругуАлександра Васильевна никогда не использовала свое положение директорской жены. Да и подруг она выбирала по человеческим качествам, а не по статусу. Ее подружками были и курьер, и кассир завода, и дружили они до конца жизни.

У нас в доме была очень большая библиотека, много денег тратилось на газеты и журналы. Все мои школьные друзья запросто приходили к нам, мы вместе учили уроки, много читали.

У Семена Петровича было правило, как Отче наш, каждые выходные обходить все заводские цеха. Он брал меня, лет с пяти, и мы вместе гуляли по заводу. Практически всех рабочих он знал по именам, кто как живет, какие проблемы есть в семье.

Как-то одна женщина рассказала такой случай. Работала она в малярном цеху и решила вынести банку с краской. Украсть, короче. Подходит к проходной, а тут директор навстречу. Женщина растерялась, банка как-то выскользнула и разлилась вся краска. Семен Петрович строго так посмотрел и спрашивает, как ее фамилия и в какой бригаде она работает. А женщина одинокая была, сама детей на ноги ставила. Через пару дней бригадир подходит к ней и говорит, что директор их к себе в кабинет приглашает. Когда зашли, Семен Петрович спрашивает у бригадира: «У вас в бригаде работает эта женщина. А вы знаете, что она нуждается и ей нужно помочь? Ей нужно привести дом в порядок, выпишите ей краски сколько надо и помогите все вместе». Ничего не сказал он бригадиру о краже, а женщина долго еще помнила, как чуть не сгорела со стыда и раскаяния. После этого никогда ничего чужого в руки не взяла.

В рабочие дни Семен Петрович приходил домой на обед в три часа дня. К этому времени все должно быть готово, чтобы как можно меньше времени тратилось без пользы. Как-то приходит он такой возбужденный и еще с порога зовет: «Шура, Таня, три минуты на сборы. В дворец люстру привезли, пошли, посмотрим». А сейчас неизвестно, где та люстра и чью обитель украшает.

Еще помню, когда Семен Петрович пришел с таким сообщением: «Шурочка, можешь меня поздравить: ты знаешь, мне в министерстве разрешили строить девятиэтажку». Потом сделал небольшую паузу, вздохнул, как перед прыжком и говорит: «Но ты сейчас меня убьешь. Я так подумал, что лучшего места для нее, где стоит наш дом, не найти. Но мы наш дом просто разберем и перенесем в другое место, чуть поотдаль». Александра Васильевна никогда не перечила мужу, хоть и делала иногда недовольный вид, просто для порядка. На время, когда перестраивался и переносился наш старый дом, мы переселились в квартиру заводского дома по ул.Октябрьской, 24. А по городу поползли слухи, что Гафанович себе за счет предприятия новый дом строит. Было очень обидно и неприятно, а он очень переживал по этому поводу. Александра Васильевна говорит: «Сеня, наши старшие дети живут в Харькове отдельно. Чтобы ни перед кем не оправдываться, давай останемся в квартире и не будем назад возвращаться». Так они и прожили в том доме на втором этаже до самой его смерти.

Семен Петрович очень поддерживал молодежь. Люди в те времена жили бедно и не все, имевшие тягу к учебе, смогли получать высшее образование. Мало-помалу он уговорил руководство УЗПИ открыть в Ахтырке свой филиал, создал все условия для этого, построил учебный корпус, лаборатории, для того, чтобы привезти преподавателей из Харькова, давал директорскую «Победу». Сколько ахтырчан получило здесь и высшее образование, и путевку в жизнь. Недавно зашла посмотреть, что это в нашем институте за торговый дом открылся – оказывается секонд-хендом торгуют. А меня спрашивают:

- Если вы помещение в аренду хотите взять, обращайтесь к хозяину.

- А кто хозяин?

- Марущенко.

Пошел завод с молотка, мемориальная доска Гафановичу, установленная на административном здании, как осиротела. Новым хозяевам плевать на то, кто когда создавал этот завод, сколько сделал для города. За все четыре угла растянули здание, а рядом с мемориальной доской начали строить лестницу на второй этаж. Представляете, на уровне его глаз, пусть и мемориальных, будут шаркать чьи-то ноги. Я обратилась с просьбой к городскому голове Игорю Алексееву перенести мемориальную доску в другое место и сохранить память человека, сколько сделавшего для Ахтырки. Лучшего места, чем на здании девятиэтажки со стороны детской библиотеки, построенной на месте нашего дома, не найти. Решение было принято без промедления и я хочу от всей нашей семьи выразить благодарность Игорю Алексееву, Григорию Юрку и исполнителю работ Анатолию Басову. Хотелось бы, чтобы все любили людей, как Семен Петрович, чтобы как он, делали свою работу честно и с ответственностью, переживали за свой город и страну, а не бесчестили себя своими неблаговидными поступками.

 

 



Комментарии (1)

 

  1. smell.kriwonos пишет:

    Да я очень харашо помню Семена Петровича, ему нет равных в Ахтырке, а жил он на втором этаже по ул. Октябрьская 19, а не 24.

Добавить комментарий

 

 

Архів сайту по місяцям:

Архів сайту по рокам: