Невыдуманные истории: Леонид Сердюков: «Две половинки, разлученные смертью»

22 февраля 2015 | ІСТОРІЯ | Нет комментариев | №7(986)

Продолжение. Начало в № 6

Леонид СердюковВ 1950 году бабушка умерла и нам снова пришлось переезжать. Мама повезла нас снова в Крым, в город Джанкой, к своему брату. Он дал нам комнатку, чему мы были очень рады. Зима выдалась тогда очень холодной, мы собирали ветки, кизяки, ходили на станцию, где выгружали уголь из вагонов. Иногда удавалось насобирать по ведру угля. Мама нашла работу уборщицы в доме культуры, а сестра пошла на железную дорогу. Она вместе с другими рабочими таскала веревками деревянные шпалы, старые и гнилые из путей убирали, а новые ложили. Уезжала из дома на работу на целую неделю, брала с собой одну булку хлеба, пол-литра олии, четыре луковицы, немного чуть сладкого чая. Из обуви у нее были рваные сапоги, ноги постоянно мерзли.

Больше трех лет прожили мы у дяди в той комнатке, пока его жена не потребовала плату за квартиру и выставила в конце концов за двери. Сжалился директор дома культуры и разрешил нам пожить в складском помещении. Он дал нам негодные для сцены костюмы, какую-то одежду. Из библиотеки через окно вытаскива ли старые списанные книги и сдавали их на макулатуру, покупая взамен хлеб.

Однажды мама прочитала в газете, что в колхозы требуются рабочие. Главное, в тот колхоз, где мы были в войну – в с.ТепловкаСакского района. Все дети согласились на переезд. Дали нам грузовой автомобиль, чтобы перевезти пожитки, сняли с паспортов и выделили в селе переселенский домик. Четыре комнаты, деревянные полы, остекленные окна, двери были, коридор, кухня с печкой, погреб, туалет, колонка с водой и двор огражденный. Мы еще никогда до этого в таком добре не жили.

Мама пошла работать в полеводческую бригаду, сестра – на свинарник, а я выучился обрезать виноградную лозу и деревья в саду. Затем сестру перевели в доярки, я ей помогал раздавать корм, чистить навоз, даже научился доить коров. Были у меня три любимицы, я с ними ласково обращался, подкармливал то корочкой хлеба, то свеколкой, то шкребницей бока почищу. Ни одна корова на меня хвостом не махала. Наша семья была очень добросовестной и трудолюбивой, поэтому правление колхоза всячески нас поощряло и премировало: мы получали грамоты, денежные премии, мне дали хороший шерстяной костюм, а сестре материи на платье.

В 1958 году пришли мне и еще четырем ровесникам повестки в военкомат. Прошли медкомиссию, хлопцам дали назначение в армию, а мне нет. Наутро поехал в военкомат, захожу в кабинет к майору и спрашиваю, почему это меня от армии отстранили. Он удивился, что я сам в армию прошусь, и отдал приказ написать повестку. А мне подал руку и говорит: «Спасибо, парень, что свою родину любишь». Я ему ответил, что иду по отцовской дороге и выполняю его наказ. На следующий день меня провожали в армию. Вся моя бригада, человек двадцать, пришла на вечеринку, под баян и гармошку танцевали, пели песни, а утром я уже ехал в учебку под Одессой, где и принимал присягу. А служить довелось в ГДР. Однажды нас построили на плацу. Командир полка ходит такой озабоченный, а затем спрашивает у солдат: кто из нас жил в селе и может управляться с коровами и доить их? Вышли мы со строя, я и еще один сослуживец. Так что пришлось немного и в армии коров подоить. Собирались демобилизовать нас в 1961 году, но отпустили только в 1962, какая-то нам в Германии была заварушка между восточными и западными немцами, уже не помню, в чем было дело.

Приехал я домой в звании сержанта, в новеньком обмундировании, в шинели и шапке со звездочкой. Была мечта, вот сниму солдатскую форму и пойду учиться по линии МВД. Но заругались и сестра, и мама, пришлось идти работать обратно в сад.но потом все таки выучился на проводника пассажирских поездов, сдал экзамены на отлично, а жил в общежитии в Лениграде. Однажды попросился у своего начальника на маршрут к Севастополю, чтоб проведать своих родных. Накупил им подарков, лимонов, апельсин, клюквы, грибочков соленых и сушеных, по приезду взял такси и приехал к матери в село. Вот было удивление, что я такой стал самостоятельный! А потом опять приезжаю на вокзал, только подхожу к своему поезду идет навстречу мне старенькая цыганка. Говорит, мол давай, молодчик, правую руку, я тебе погадаю. Даю правую руку, она посмотрела, затем взяла левую руку и вещает: «дорога предстоит тебе длинная, в тебя будут влюбляться красивые девочки, но это не твоя судьба. Твоя судьба будет идти к тебе сама. Она маленькая, инвалид с детсва». Я заплатил за ворожбу и цыганка ушла, а я, расстроился, но решил смириться. И вот еду в поезде из Севастополя на Харьков. В Симферополе никто ко мне не идет, в Джанкое тоже никто не подходит. Подъезжаю к Харькову, сердце уже чуть из груди не выскочит. Смотрю, идут по перрону две женщины и с ними молоденькая девушка маленького роста. И я так своей головой решил, что если это моя судьба, то я буду с ней жить. Мы пообщались и поняли, что нам суждено быть вместе. Я рассчитался с работы и приехал в село Бугреватое Ахтырского района, где жила моя любимая Мария Белоус и работала в сельской швейной мастерской. Идем мы с ней по улице, все здороваются, оглядываются нам в след. Приводит она меня домой, я ей платок подарил и теще будущей. Тесть меня хорошо принял.

Продолжение следует

 

 



Добавить комментарий

 

 

Архів сайту по місяцям:

Архів сайту по рокам: