Запретные темы историиНесмотря на то, что боги, победившие в междоусобной борьбе, прикладывали максимум усилий к тому, чтобы человечество не смогло проникнуть в «знание богов»,  люди практически во все времена стремились к этому знанию все-таки прикоснуться.

Довольно большой пласт повествования в древних легендах и преданиях посвящен борьбе за обладание некими предметами, которые ранее принадлежали богам. Причем если сначала овладеть «божественными предметами» стремились полубоги, то позднее к ним присоединяются «герои», а затем и «простые смертные».

К сожалению, описания «предметов богов» в мифологии чаще всего настолько расплывчато и неопределенно, что полезной для анализа информации в них содержится крайне мало. В лучшем случае мы имеем лишь упоминание формы предмета и его какой-то (не обязательно основной) функциональной возможности. Оружие, позволяющее сразить врага на большой дистанции; что-то типа телеприемника, с помощью которого можно было видеть, что происходить «за тридевять земель» и так далее и тому подобное. Такие описания только в очередной раз подчеркивают, что мы имеем дело с высоко развитой в техническом отношении цивилизацией, – но этим все и ограничивается.

Гораздо больше информации осталось от тех поисков «предметов и знаний богов», которые происходили позже – уже во времена известных историкам древних цивилизаций.

* * *

Пожалуй, наибольшее количество реальных свидетельств поиска «знаний богов» на данном этапе обнаруживается в Египте. И тут такой поиск прослеживается буквально с первых династий фараонов.

Самый показательный и самый зримо-осязаемый результат дали изыскания фараона III династии Джосера, который не только построил свою Ступенчатую пирамиду над древним бункером, но и собрал так называемую Саккарскую коллекцию – несколько десятков тысяч каменных сосудов, тарелок и прочих предметов, которые хранят на себе следы весьма нетривиальных технологий и которые резко выделяются по своему качеству от всего, что изготавливали сами древние египтяне. О некоторых предметах из этой коллекции упоминалось еще в одной из первых глав данной книги, поэтому мы не будем на них подробно останавливаться.

Поражает на самом деле масштаб коллекции. Возникают даже сомнения в том, что все это было собрано за время правления всего одного фараона (хотя этого совсем нельзя исключить). Возможно, что еще до Джосера предыдущие фараоны постепенно собирали то, что досталось им от гораздо более древней цивилизации богов, правивших некогда Египтом. Естественно, что, выделяясь своим качеством, такие предметы самими египтянами соотносились с богами, а потому были «священными». «Священные» же предметы должны были храниться в храмах или дворцах. Так что вряд ли Джосер отправлял своих подчиненных на поиски своей будущей коллекции в пустыню или на руины каких-то древних сооружений. Скорее всего он все-таки лишь монополизировал право на обладание тем, что итак уже хранилось в домах египетской знати. Но как бы то ни было, факт остается фактом – такой концентрации древних объектов со следами очень развитых технологий более не наблюдается нигде.

С какой целью собиралась коллекция – сказать сложно. То ли фараон решил устроить нечто типа кунсткамеры или музея. То ли тут его мастера пытались понять технологии изготовления этих предметов. То ли он наоборот преследовал цель сокрыть божественные предметы от посторонних глаз.

И, увы, очень похоже, что именно последняя версия является наиболее вероятной, поскольку вся коллекция в дальнейшем не была передана его преемнику и будущим поколениям, а оказалась под землей на территории Саккарского комплекса. Впрочем, это – не единственный случай подобного финала поиска «знаний богов».

* * *

Однако, судя по многочисленным признакам и даже по древним текстам, максимальный размах поиск «знания богов» приобрел в период IV династии и достиг под руководством фараонов государственных масштабов. Зачинателем этого был Снофру – основатель IV династии, который оставил следы своих изысканий, например, в Красной пирамиде в Дашуре.

Египтологи утверждают, что Снофру построил эту пирамиду. Однако технологии ее строительства намного превышают возможности древних египтян, и по всем параметрам Красную пирамиду следует относить к древней цивилизации богов.

Считается также, что пирамида в древности была вскрыта некими «грабителями могил», которые не только вынесли из нее все содержимое, но и вырыли в самом дальнем от входа помещении громадную яму, превышающую по глубине рост человека с поперечным размером почти со все помещение, для чего им пришлось разрушить несколько рядов каменной кладки ниже пола. Но, по здравому размышлению можно легко понять, что стихийные «грабители могил» не имеют к появлению этой ямы никакого отношения.

Рис. 243. Яма в дальней камере Красной пирамиды

Рис. 243. Яма в дальней камере Красной пирамиды

Во-первых, для выемки такого количества блоков, какое нужно для образования ямы подобных размеров, необходимо очень немало времени, которого грабителям бы просто не предоставили ни жрецы, которые присматривали за пирамидами, ни те, кто отвечал вообще за порядок в государстве.

А во-вторых, такое количество вынутого материала должно было где-то размещаться. Между тем никаких упоминаний о каком-либо захламлении внутренних помещений нет ни в одном из известных отчетов об исследовании Красной пирамиды. Вывод только один – вынутый из ямы материал выносился за (!) пределы пирамиды.

Помимо очень серьезных дополнительных затрат времени и сил от «грабителей» это потребовало бы и весьма изощренной конспирации, ведь вываленный из пирамиды известняк образовал бы весьма заметную груду камня и щебенки, и его надо было оттаскивать куда-то в сторону. Утверждать, что какие-то «грабители могил»  занимались подобным – значит, просто противоречить здравой логике.

Все это гораздо больше напоминает не «разграбление святыни», а вполне открытые археологические и довольно масштабные изыскания, которые могли происходить только с благословения властей и жречества.

Рис. 244. Схема внутренних помещений Красной пирамиды

Рис. 244. Схема внутренних помещений Красной пирамиды

(1- нисходящий коридор; 2- место «ямы грабителя»; 3, 5, 7 – горизонтальный коридор;

4 – первая камера; 6 – вторая камера; 8 – третья камера с ямой)

Любопытно, что некоторые особенности повреждений внутри Красной пирамиды позволяют достаточно детально реконструировать процесс этих археологических работ.

Дело в том, что проходы в Красной пирамиде весьма узкие и невысокие. Скажем, первоначальная высота прохода из самого дальнего помещения в среднее была всего 1,05 метра при такой же ширине и длине 7,37 метра. Это не очень удобные габариты для выноса такого количества материала, какое ранее заполняло яму в дальнем помещении. Поэтому древние археологи удалили нижние блоки прохода, увеличив его высоту на 83 сантиметра (следы этого углубления прохода и сейчас видны на его на стенках). Теперь человек вполне мог помещаться здесь в полный рост и перетаскивать вынутые из ямы обломки каменных блоков.

Выход из прохода находится на внушительной – почти десять метров – высоте над уровнем среднего помещения (второй камеры). Ясно, что проще всего было просто сбрасывать блоки вниз. Падая с подобной высоты, крупные куски и целые блоки неизбежно должны были повредить пол в месте падения. Следы именно такого повреждения пола имеют место как раз под лестницей, вертикально поднимающейся ныне ко входу в дальнюю камеру. Эти повреждения были зафиксированы в современных археологических исследованиях, и их можно было видеть всего несколько лет назад. Сейчас же они закрыты деревянными досками, настеленными для удобства туристов.

Два другие помещения и соединяющий их проход находятся на одном уровне. Здесь углублять проход не было никакой необходимости, а рубить перекрытия – чревато обрушением. Поэтому, скорее всего, рабочие в одном помещении загружали обломки в мешки или другие емкости, а те, кто находился в другом помещении, просто вытягивали эти емкости за привязанные к ним веревки.

Данный способ выноса «мусора» через низкие проходы, судя по всему, использовался и далее. Была проблема еще только в одном месте – месте соединения горизонтального и наклонного участка коридоров. Тянуть за веревку емкости сразу через два участка, образующих ломаную линию, было уже сложнее. Поэтому было найдено очень простое решение – в месте соединения нисходящего и горизонтального проходов была пробита яма в полу. Теперь здесь вполне мог помещаться в полный рост человек, который вытягивал емкости с «мусором» из помещения внутри пирамиды, переносил их через яму и передавал эстафету тем, кто, стоя уже у внешнего входа, вытаскивал емкости по нисходящему коридору наружу.

Эта загадочная яма в месте соединения нисходящего коридора и горизонтального прохода, получившая у египтологов даже специальное название «ямы грабителя», составляла для них неразрешимую загадку. Некоторые исследователи даже полагали, что ее создавали сами строители Красной пирамиды, и видели в ней некий культово-мистический смысл… Теперь же она получает вполне прозаическое объяснение…

Конечно, такой способ археологических изысканий может показаться варварски разрушительным. Но ведь еще совсем недавно археологи действовали точно также. Так что же нам требовать от древних египтян, стремившихся к «знаниям богов»?..

Версия археологических изысканий Снофру в Красной пирамиде находит косвенное подтверждение и рядом с пирамидой. Так в 250 метрах к западу от Красной пирамиды обнаружены остатки помещения для рабочих с характерным для IV династии инвентарем. Керамика, каменные молотки, точильные камни, медные инструменты. Одних только каменных инструментов здесь было найдено более 60 килограмм…

Египтологи провозгласили, что это помещение предназначалось для строителей пирамиды. Однако оно имело размеры всего 30х40 метров. Для размещения строителей пирамиды такое помещение ничтожно мало. Гораздо лучше оно подходит для небольшой бригады археологов. Как, впрочем, лучше подходит для такой версии и перечень найденных тут инструментов…

Правда, следы несколько более крупного – 80х160 метров – рабочего поселка найдены в 300 метрах к югу от Красной пирамиды. Но и его явно очень мало для размещения десятков тысяч человек, которых надо было бы задействовать для строительства Красной пирамиды силами древних египтян…

Нашел ли что-нибудь Снофру в Красной пирамиде?..

Никакого точного ответа на этот вопрос сейчас дать нельзя. Но похоже, что все-таки нашел. На эту мысль наводит большой размер ямы в дальней от входа камере. Что побуждало фараона ломиться сквозь толщу кладки почти на четырехметровую глубину?.. Вряд ли досада от того, что ничего не удалось обнаружить, и стремление найти все-таки хоть что-то… Скорее наоборот – первые находки распалили его азарт.

А может быть, его раззадорили какие-то находки в другой – Медумской пирамиде, где Снофру также оставил следы своих изысканий.

Строительство Медумской пирамиды египтологи тоже приписывают этому фараону. Однако технологии, использованные при ее возведении также значительно превосходят возможности египтян периода Древнего Царства.

Рис. 245. Деревянные бревна в вертикальной шахте Медумской пирамиды

Рис. 245. Деревянные бревна в вертикальной шахте Медумской пирамиды

Более того, тут есть очень любопытная деталь: в нескольких местах вертикальной шахты, ведущей в дальнюю камеру, и в самой этой камере в стенки вставлены деревянные бревна. Радиоуглеродное датирование этих бревен показало, что изготовлены они были как раз во времена правления Снофру. Однако весь характер креплений этих бревен в стенах и имеющиеся рядом с ними дополнительные углубления указывают на то, что бревна вставлялись в уже готовую кладку, то есть заведомо после строительства пирамиды!..

При этом бревно, установленное под потолком камеры, явно использовалось для такелажных работ – через него могла быть перекинута веревка, на которую был подвешен какой-то груз. Египтологи считают, что с помощью этого бревна устанавливался ныне отсутствующий здесь «саркофаг». Но затаскивать сюда даже небольшую «коробочку» по коридорам через нижние камеры – работа неимоверно сложная. Если не сказать – невыполнимая, ведь в конце пути надо было преодолеть еще и очень узкую вертикальную шахту. Так что скорее всего, бревно использовалось не для установки «саркофага», а для его демонтажа с «родного» места.

Рис. 246. Бревно в своде дальней камеры Медумской пирамиды

Рис. 246. Бревно в своде дальней камеры Медумской пирамиды

* * *

Преемники Снофру на протяжении, пожалуй, всего периода Древнего Царства занимались возведением пирамид правильной формы над древними бункерами (верхние части таких пирамид резко отличаются по качеству и технологиям строительства от нижних частей – некоторые пирамиды-спутницы на плато Гиза, пирамиды V и VI династий). Но вряд ли кто-то будет заниматься вторичным использованием и переделкой древних строений и не посмотрит, что у них там находится внутри, – может, что полезное найдется. Поэтому, скорее всего, фараоны попутно искали «тайные знания» легендарных богов.

Впрочем, о таких поисках есть и прямые указания в древнеегипетских источниках.

Так текст на Весткарском Папирусе повествует о том, как «однажды, когда царь Хуфу правил всей землей», он призвал трех своих сыновей и просил их рассказать ему предания о «деяниях чародеев», начиная с незапамятных времен. Третий сын Хор-Де-Деф ответил, что знает человека по имени Деди, которому известно, как приставить на место отрубленную голову, как приручить льва, и который также знает некие «числа Пдут комнат Тота» (а Тот был самым образованным из древнеегипетских богов – «академиком» среди них).

Услышав это, Хуфу очень заинтересовался, потому что он давно уже пытался узнать «секрет комнат Тота». И он приказал разыскать мудреца Деди и доставить его во дворец с острова у южной оконечности Синайского полуострова, где тот жил. Когда Деди предстал перед фараоном, Хуфу сначала испытал его волшебную силу… Затем Хуфу спросил: «Правду ли говорят, что ты знаешь числа Пдут для Ипут Тота?» И Деди ответил: «Я не знаю чисел, о царь, но я знаю место, где находятся Пдут» (слово «Ипут» означает «секретные комнаты исконного святилища», а «Пдут» – «чертежи, схемы с числами»).

Отвечая Хуфу, мудрец (которому, согласно тексту, было сто десять лет) сказал: «Я не знаю, что в тех чертежах, о царь, но я знаю, где Тот спрятал схемы с числами». Царь продолжал расспрашивать его, и Деди поведал ему, что «в потайной комнате под названием Комната Карт в Гелиополе есть сундук из точильного камня; они в том сундуке». Взволнованный Хуфу приказал Деди раздобыть ему этот сундук. Но Деди ответил, что ни он сам, ни Хуфу не может получить сундук, потому что он предназначен для будущего потомка Хуфу. Так, по его словам, повелел Ра…

Но всегда, если кто-то считает что-то «важным и полезным», то найдется и другой, кто может посчитать это «вредным». И если фараоны Древнего Царства широко использовали доставшиеся им в наследство сооружения богов, то вполне могли найтись и люди, которые могли счесть это просто кощунством и выступить против «святотатственного нарушения неприкосновенности священных объектов». Похоже, именно так и произошло в тот период времени, который египтологи называют Первым Переходным Периодом. Этот период ознаменовался целенаправленным разрушением и осквернением наследия Древнего Царства.

Косвенным подтверждением этому является обнаружение археологами того факта, что в комплексе пирамиды Аменемхета I (фараона уже XII династии, периода Среднего Царства) в качестве обычного стройматериала использовались каменные блоки с именами Хуфу, Хафра, Усеркафа, Унаса и Пепи II – фараонов IV-VI династий. Это явно указывает на то, что многие сооружения Древнего Царства к периоду новой «археологической волны» XII династии были превращены в руины.

Показателен пример и со статуей фараона Хафра, которую археологи обнаружили в Гранитном Храме на плато Гиза. Египтологи решили, что раз статую нашли здесь, то Хафра и построил Гранитный Храм, который предназначался для поклонения этому фараону. Однако проблема в том, что статуя вовсе не находилась на каком-то почетном месте, а была явно преднамеренно закопана в землю ниже уровня пола храма вниз головой!.. Во все времена у всех народов подобное положение статуи означало вовсе не почитание и поклонение, а как раз наоборот – стремление унизить и наказать. И вовсе не исключен вариант, что статую Хафры тут закопали в такой уничижительной позе как раз во времена Первого Переходного Периода в качестве наказания души уже давно к этому времени умершего фараона за «осквернение» чем-то (например, теми же археологическими изысканиями) Гранитного Храма – дома бога Осириса.

* * *

Следующий период взлета интереса к древнему наследию приходится на Среднее Царство. То, что фараоны XII династии (которая относится именно к этому периоду) также занимались археологическими работами по поиску «знаний богов», представляет вполне логичным выводом из самого факта того, что ими были реконструированы некоторые сооружения древней цивилизации и использованы руины фараонов Древнего Царства. Опять же: было бы странным удержаться от искушения посмотреть, что же находится внутри тех объектов, которые собираешься использовать.

К сожалению, сколь-нибудь определенных свидетельств того, что фараонам Среднего Царства удалось что-то обнаружить, пока не просматривается. Однако объекты их деятельности (пирамиды и храмы) располагаются именно в тех местах, где находятся и артефакты с признаками нетривиальных технологий. Не заметить же этих признаков фараоны не могли – слишком велика разница в уровне возможностей двух цивилизаций…

Аналогичная привязка сооружений фараонов к местам расположения объектов времен правления богов имела место и во времена Нового Царства. И здесь обнаруживаются уже более явственные следы того, что фараоны этого периода занимались поиском «древнего знания».

Прежде всего обращают на себя внимание находки, связанные с фараоном XVIII династии Аменхотепом III (время правления 1391-1353 гг. до н.э.). По количеству статуй, соотносимых историками с этим фараоном, Аменхотепа III превосходит лишь знаменитый Рамзес II. Между тем немало из того, что называется египтологами «статуями Аменхотепа III», вызывает недоумение сочетанием превосходного качества исполнения самих статуй и крайне небрежно нацарапанными надписями на них. Качество исполнения наводит на мысли о весьма нетривиальных технологиях, между тем как именно по надписям статуи и относят к Аменхотепу III. Возникает довольно стойкое ощущение того, что фараон не имел никакого отношения к созданию этих статуй, а лишь собирал их, формируя коллекцию, аналогичную Саккарской.

Но если соотнесение статуй с более высоко развитой цивилизацией древних богов еще вызывает определенные сомнения и требует более тщательных исследований, то в правомерности такого вывода в отношении знаменитых гранитных «саркофагов» весом под сотню тонн в саккарском Серапеуме сомнений не возникает никаких. Между тем самые ранние надписи, обнаруженные в Серапеуме, относятся как раз к Аменхотепу III. И если учесть буквально-таки маниакальную страсть египетских фараонов оставлять после себя на всем подряд (и особенно на древних сооружениях) надписи типа «здесь был Вася», то вполне логично будет предположить, что именно Аменхотеп III и обнаружил Серапеум с его громадными гранитными коробками.

Оставалось ли что в коробках к тому времени – определить уже невозможно. Если там что-то и нашлось, то все тогда же и было оттуда изъято Аменхотепом III и последующими фараонами. По крайней мере все, что удалось обнаружить тут археологам уже в XIX веке относится ко временам именно Нового Царства и более позднему времени (гранитные саркофаги я здесь в расчет не беру – их параметры превосходят даже современные возможности, не то что возможности египтян). И все эти находки указывают лишь на одно – место для египтян стало священным (иным объект, созданный богами, и не мог быть), его охраняли и о нем заботились, совершая тут в том числе и религиозные ритуалы.

Что в конце концов нашел Аменхотеп III в ходе своих изысканий, и как именно это сказалось на его представлениях о мироздании и богах – неизвестно. Зато можно отметить, что имеет место любопытное совпадение: именно сын Аменхотепа III – Аменхотеп IV (он же Эхнатон) – стал инициатором масштабной попытки реформирования всей религиозной системы и перехода к монотеизму. Ранее же упоминалось о том, что у некоторых историков существует версия, согласно которой Эхнатон не сам придумал свою реформу, а лишь реализовывал планы своего отца. Развивая же эту версию, вполне логично предположить, что Аменхотепу III в ходе его археологических изысканий все-таки удалось обнаружить нечто весьма значимое. Значимое настолько, что у него созрел тот самый план глобального переустройства всей религиозной системы, воплощением которого в жизнь и занялся его сын.

Кстати, нельзя исключить и вариант того, что это самое «значимое нечто» Аменхотеп III передал своему сыну. А обладание этим «значимым нечто» могло послужить дополнительным «правом» Эхнатона на проведение кардинальных реформ…

* * *

Следующим фараоном, который подхватил эстафету поиска «знаний богов» стал фараон уже XIX династии Сети I (время правления 1306-1290 гг. до н.э.), который поставил свой храм в Абидосе возле знаменитого Осириона.

Рис. 247. Осирион

Рис. 247. Осирион

Если храм, выстроенный из довольно небольших блоков мягкого камня, не вызывает абсолютно никаких сомнений в своей принадлежности к Сети I, то этого совершенно нельзя сказать об Осирионе, который является одним из самых впечатляющих образцов строительства времен древней цивилизации богов – огромные гранитные блоки идеально уложены без какого-либо раствора и, вдобавок, сохранили на себе следы такой обработки, которая находится если и не за пределами современных технологических возможностей, то уж точно на грани этих возможностей (см. ранее).

Храм выстроен буквально впритык к Осириону и с явным учетом его местоположения. Это указывает на то, что Сети I, отдавая распоряжение о строительстве храма, уже знал о существовании древнего объекта. Более того, с другой стороны к Осириону пристроен постепенно спускающийся вниз крытый коридор. Технология строительства этого коридора не идет ни в какое сравнение с тем, что можно видеть в самом Осирионе, зато в точности повторяет технологии, использованные при строительстве храма. Все указывает на то, что строительство коридора, ведущего к древнему Осириону, осуществлялась при Сети I (по более уточненным данным, строительство лишь началось при этом фараоне, а закончено было уже позднее). На это указывают и надписи на стенах коридора, которые относятся как раз к периоду XIX династии. Надписи же на гранитных блоках самого Осириона говорят не о строительстве, а лишь о ремонте, который проводился тут во времена Нового Царства. Все указывает на то, что Сети I занимался в Осирионе в лучшем случае лишь археологическими и реставрационными работами.

Рис. 248. Крытый коридор, ведущий к Осириону

Рис. 248. Крытый коридор, ведущий к Осириону

Никаких сколь-нибудь детальных описаний хода и результатов археологических изысканий в Осирионе, проведенных Сети I, неизвестно. Однако храм изобилует массой весьма интересных изображений. Наиболее известным из них является рельеф, который нанесен на блок, подпирающий крышу храма. В объектах, изображенных здесь, незамутненный историческими стереотипами глаз легко обнаружит сходство с… вертолетом, танком (иногда трактуют как подводную лодку), самолетом и каким-то четвертым странным объектом, в котором некоторые видят что-то типа антигравитационного транспортного средства.

Рис. 249. Изображение под крышей храма Сети I

Рис. 249. Изображение под крышей храма Сети I

Совершенно очевидно, что – в рамках представлений современных историков – древние египтяне времен Сети I (то есть почти три с половиной тысячи лет назад) никоим образом не могли знать ни о чем подобном. Тогда как появились эти изображения?!.

В связи со значительным вниманием, которое уделяется в последнее время этому рельефу, появилась версия, что все будто бы стало результатом совершенно случайного совпадения в ходе наложения друг на друга двух разных надписей из стандартных египетских иероглифов (дескать, кто-то из фараонов после Сети I решил изменить старую надпись, нанеся поверх свою). Однако, на мой взгляд, эта версия является абсолютно надуманной и не выдерживает никакой критики.

Во-первых, имеющиеся на изображении нарушения носят характер скорее повреждений, а вовсе не исправлений. Более того, эти нарушения сосредоточены на совершенно других деталях изображения и практически не затрагивают «транспортных» объектов, вокруг которых и ведутся споры. На самих этих объектах нет никаких признаков создания их не в один, а в два этапа.

И во-вторых, еще можно как-то представить получение случайным наложением двух надписей одного изображения, похожего на транспортное средство. Но то, что при этом возможно получить рядом сразу три (точнее: три с половиной, если учитывать еще и футуристическую «антигравитационную тележку»), изображения, является полным абсурдом. Вероятность этого равна нулю или близка к нему настолько же, насколько близка к нулю вероятность получения шекспировского шедевра случайным постукиванием пальцев по клавиатуре.

А вот совпадение видимых изображений с привычными нам формами известных летательных аппаратов как раз вполне возможно. Особенности движения в воздушной среде задают довольно жесткие и универсальные требования к конструкции таких аппаратов как по обтекаемости формы, так и по способам обеспечения необходимой подъемной силы, поддерживающей летательный аппарат в воздухе. Так что если инопланетная цивилизация перемещалась в древности по нашей планете не только на «летающих тарелках», но и на аппаратах, приспособленных к движению именно в воздушной среде, то их внешний вид не только мог, но и должен был обнаруживать сходные черты с нашими летательными аппаратами.

Другое дело, что вряд ли Сети I обнаружил в Осирионе что-то подобное в натуральном виде (хотя бы потому, что по габаритам там ничего подобного не поместилось бы). Но он вполне мог найти там какие-то предметы с изображениями транспортных средств и перенести эти изображения на стационарную балку перекрытия храма.

Впрочем, не исключен вариант, что этот рельеф не имеет никакого прямого отношения к археологическим изысканиям в Осирионе, а лишь приурочен к священному месту и представляет собой отображение того, что древние египтяне наблюдали при появлении своих богов…

К сожалению, из того, что находится под потолком храма, можно рассмотреть не очень многое – гораздо больше изображений так и остается до сих пор под черным налетом, накопившимся на каменных блоках за несколько тысячелетий. Расчищена лишь малая часть из того, что есть под крышей.

Однако не менее занимательны и те изображения, которые расположены на стенах храма. И особое внимание привлекают предметы, которые держат в руках боги. Историки обычно используют для их обозначения термин «атрибут бога», сводя большей частью эти предметы к неким символам, не имеющим никакого практического применения. Но подобная трактовка уместна для выдуманных богов, мы же ведем речь о реальности этих самых богов. Следовательно, их «атрибуты» вполне могут иметь и вполне практическое функциональное назначение. Это, скажем, подчеркивает изображение в руках Тота таких «атрибутов» как свиток папируса или измерительная линейка – вполне обыденных предметов, имеющих понятное практическое применение.

Тогда что может означать прямоугольный предмет с двумя круглыми кнопками, свисающий из сжатой кисти руки бога на чем-то типа шнурка или провода?.. На мой взгляд, весьма похоже на упрощенное изображение пульта дистанционного управления либо средства связи типа мобильного телефона или рации…

Рис. 250. «Пульт дистанционного управления» в руках бога

Рис. 250. «Пульт дистанционного управления» в руках бога

Есть и другие забавные изображения. Но наиболее загадочным, на мой взгляд, и наиболее часто встречающимся в храме Сети I предметом в руках богов является некий «посох», который в нижней части представляет из себя явно полую трубку с выходящей из нее «вилкой с двумя зубцами». Эта «вилка» показана то полностью задвинутой в «посох», то частично или полностью из него выдвинутой. Такое различие в положении «вилки» явно указывает на какую-то ее функциональность.

В верхней своей части «посох» заканчивается крючковатым разветвлением, который египтологи называют «тесло». Иногда к «тесло» на изображениях к верхней части «посоха» добавляются в различных количествах и комбинациях еще одно или более «тесло», а также объекты под названием «анкх» (так называемый «египетский крест», у которого верхняя «палочка» заменена на «кольцо») и «джед» (утолщенный цилиндр с поперченными «насадками»).

Рис. 251. «Посох» богов и его детали

Рис. 251. «Посох» богов и его детали

Египтологи полагают, что «тесло» использовался для «отверзания уст» умершим; «анкх» не имел практического использования и представлял из себя «символ жизни» или «жизненной энергии»; а смысловое значение «джеда» до сих пор не определено (мне доводилось как-то слышать даже такую интерпретацию: джед – это позвоночник Осириса). При таком подходе получается, что все эти изображения «посоха» не имеют вообще никакой осмысленности вне рамок религиозного символизма.

Однако можно обратить внимание на то, что «тесло», «анкх» и «джед» на «посохе» могут находиться как в «сложенном», так и в «развернутом» состоянии. Причем в «развернутом» виде они представлены именно тогда, когда на изображении отражено взаимодействие бога с кем-то еще (человеком или другим богом). И на самом деле вполне можно вести речь не столько о «свернутом» или «развернутом» состоянии верхней части «посоха», сколько о ее «рабочем» и «нерабочем» положении (особенно если вспомнить о том, что и нижняя часть «посоха» тоже может находиться в разном состоянии).

В целом же получается, что «посох» не был каким-то сугубо символическим «атрибутом», а представлял из себя некое довольно высоко технологичное устройство со вполне определенными функциональными возможностями, а дополнительные «тесло», «анкхи» и «джеды» (в разной их комбинации) использовались в том случае, когда требовалось изменить или усилить воздействие «посоха».

Каковы были функциональные возможности такого «посоха», по изображениям в храме Сети I, к сожалению, определить невозможно. Но можно вспомнить про «посох» Моисея, с помощью которого «пророк» совершал самые разные «чудеса», демонстрируя громадное превосходство технологий цивилизации богов не только над возможностями людей времен Нового Царства, но и над нашими современными достижениями…

Рис. 252. Комбинация из «анкха» с двумя «тесло» в руках Гора

Рис. 252. Комбинация из «анкха» с двумя «тесло» в руках Гора

Если ориентироваться на изображения в храме Сети I, то можно прийти к заключению, что «тесло», «анкх» и «джед» применялись богами и в отсутствии «посоха» как такового. Тут тоже могли использоваться разные их количества и комбинации – вплоть до целых «пакетных установок»

171 

Причем эти загадочные для нас предметы могли иметь и весьма различающий размер. Так, скажем, «джед» встречается и в виде так называемого «джед-столба», который не то что не помещается в руке, а и превышает даже человеческий рост.

Рис. 253. «Джед-столб» на изображении в храме Сети I

Рис. 253. «Джед-столб» на изображении в храме Сети I

* * *

Своеобразная модификация «джеда» (уже не в руках бога, а наоборот – с дорисованными у самого «джеда» руками) присутствует на еще одном весьма загадочном изображении, которое находится в храме богини Хатхор в Дендере.

Рис. 254. «Джед-столб» на изображении в храме Хатхор (Дендера)

Рис. 254. «Джед-столб» на изображении в храме Хатхор (Дендера)

Это изображение давно привлекает внимание исследователей, которые придерживаются альтернативных взглядов на древнюю историю Египта. Самая распространенная среди них версия заключается в том, что тут изображено нечто типа электрических лампочек – только не ламп накаливания, а с разрядной дугой, которая показана в виде змеи внутри «лампочки».

В одном случае «джед-столб» своими «руками» поддерживает саму лампу, в другом – непосредственно «дуговой разряд». И здесь он весьма напоминает обычный изолятор. Впрочем, ассоциации по внешнему виду в таких случаях – вещь очень ненадежная. Хотя ощущение изображения именно чего-то связанного с электричеством действительно возникает. Да и тексты вокруг изображения больше напоминают не привычные египетские надписи, приветствующие владелицу храма – богиню Хатхор, а детальные инструкцию по пользованию каким-то техническим устройством…

Рис. 255. «Джед-столб», поддерживающий «дуговой разряд» (Дендера)

Рис. 255. «Джед-столб», поддерживающий «дуговой разряд» (Дендера)

Любопытно, что этот барельеф находится в очень тесном помещении под полом храма. Попасть туда можно лишь через узкий лаз, сгибаясь «в три погибели». Причем, отсутствие каких-либо ступенек и рваные края блоков пола на входе указывают на то, что это помещение не предназначалось для каждодневного посещения и было наглухо замуровано. Все производит впечатление какого-то «знания богов», тщательно охранявшегося в глубокой тайне.

Кто и когда оставил на стене подвального помещения подобное знание – остается неизвестным. Египтологи относят комплекс в Дендере к уже позднему – Птолемеевскому периоду. Однако датировка эта весьма ненадежна. И особенно в том, что касается времени создания самого центрального храма с загадочным барельефом в подвале.

Но вернемся в Абидос…

* * *

О том, нашел ли Сети I что-то из «предметов богов» в ходе своих археологических изысканий, в известных письменных источниках нет никаких сведений. Но изображения на стене храма – тоже источник. И странные предметы в руках богов на этих изображениях позволяют вполне допустить, что Сети I в Осирионе что-то обнаружил. И не только обнаружил…

Есть даже версия (Д.Нечай, «Супероружие на службе фараона»), что Рамзес II – сын и наследник Сети I – несколько позднее в битве с армией хеттов при Кадеше (на территории современной Сирии) использовал что-то из «божественных предметов», с помощью чего смог в одиночку повергнуть огромное количество врагов, буквально парализовав их. Вот, что говорит один из текстов, посвященных этому событию:

«С уреем на челе моем, сокрушающем врагов, извергая огонь и пламя в лица их, я был, словно Ра, восходящий ранним утром, и лучи мои опаляли врагов. Один из них крикнул: «Осторожно, берегись, не приближайся к нему. Осеняет его божество, оно с ним  в колеснице его. Всякого, кто приблизится к нему, сожгут огонь и пламя!»» («Повесть Петеисе», перевод М.Коростовцева).

Конечно, можно считать это сугубо поэтическим преувеличением, которое было не редкостью в древнеегипетских текстах тех времен. И фараон действовал все-таки не один, как полагают историки, – рядом с ним сражалась его гвардия. Но факт остается фактом: Рамзесу II удалось успешно противостоять многократно превосходившим его силам противника, да так, что хетты сами запросили мира…

Рис. 256. События при Кадеше, запечатленные на стене Рамессеума в Абидосе

Рис. 256. События при Кадеше, запечатленные на стене Рамессеума в Абидосе

Рамзес II явно продолжил археологические изыскания своего отца. Как уже упоминалось, после него осталось много статуй, которые египтологи относят к самому фараону, но которые указывают на весьма нетривиальные технологии в ходе их изготовления – например, гранитная статуя гигантских размеров на западном берегу Нила в Луксоре, вокруг которой Рамзез II возвел храмовый комплекс из песчаника (см. ранее). Технология обработки блоков, из которых выстроен комплекс, не идет ни в какое сравнение с качеством этой гигантской статуи.

Проявлял интерес Рамзес II и к другим объектам. На это косвенно указывает находка в Серапеуме в 1852 году известным французским египтологом Огюстом Мариэттом захоронения сына Рамзеса II Хаэмуаса. Согласно тексту стелы, установленной в честь этого человека около входа в Серапеум, Хаэмуас был чиновником, ответственным за реставрацию пирамиды Унаса, а также правителем Мемфиса, верховным жрецом Птаха и управляющим строительством крипт (мест ритуальных захоронений) на территории Серапеума…

* * *

Далее поиск «знания богов» проходил, если так можно выразиться, в вялотекущем режиме, то затухая, то вновь активизируясь. Однако если вести речь об организованных масштабных поисках, то следующий всплеск приходится уже на период крестовых походов и связан он с тамплиерами – довольно странным и таинственным орденом, который официально был создан для защиты паломников на Святой Земле.

Но какую реальную защиту могли обеспечить всего девять человек, основавших орден?.. Тем более, что они длительное время так и не покидали пределов Иерусалима, обосновавшись на месте, где ранее стоял храм Соломона. Собственно, отсюда и пошло название ордена – храмовники или тамплиеры («temple» – англ. «храм»).

В конце ХХ века были обнаружены непосредственные свидетельства того, что тамплиеры не просто базировались на Храмовой горе, а вели там интенсивные археологические раскопки!.. Что же они там могли искать?..

В недрах Храмовой горы (в том числе и непосредственно в основании знаменитой Стены Плача) находятся руины мегалитического сооружения, сопоставимого с платформой Баальбека. Некоторые из блоков тут достигают веса в несколько сотен тонн!..

Любопытный момент – в Ветхом Завете в повествовании о строительстве храма Соломона на этой горе говорится о том, что в ходе строительства не было слышно ударов молотка о камень. Похоже, что храм строился из уже готовых блоков, которые строители просто брали из гораздо более древних руин…

Рис. 257. Мегалитическая кладка под Храмовой горой

Рис. 257. Мегалитическая кладка под Храмовой горой

Но в средние века никто особого интереса к мегалитическим сооружениям не проявлял. Зато пользовались большим спросом предметы, связанные так или иначе с историей христианства и событиями, изложенными в Ветхом Завете. Между тем последние канонические упоминания местонахождения такого загадочного предмета как Ковчег Завета связаны как раз с Храмовой горой. Так что вполне логично предположить, что именно его тамплиеры прежде всего и искали.

Судя по всему, Ковчега они там не нашли. Однако в конце XII века в Иерусалиме появляется Лалибэлла, принц Эфиопии. И тут начинается очень странная цепь совпадений…

Дело в том, что существует версия, согласно которой в результате целой череды событий Ковчег Завета оказался на территории современной Эфиопии и ныне находится в небольшой часовенке в городе Аксум. Эту версию очень тщательно проанализировал Г.Хэнкок в своей книге под названием «Ковчег Завета», поэтому я не буду вдаваться здесь в ее детали и адресую тех, кто интересуется данной темой, к указанной книге, а сам вернусь в средние века.

Рис. 258. Часовня в Аксуме, где, по мнению эфиопов, находится Ковчег Завета

Рис. 258. Часовня в Аксуме, где, по мнению эфиопов, находится Ковчег Завета

Лалибэлла (как, надо сказать, и практически любой житель Эфиопии) абсолютно не сомневался в том, что Ковчег находится вовсе не в Иерусалиме, а на две тысячи километров южнее – в его стране.

И вот в 1185 году он низвергает своего предшественника Харбая и провозглашает себя царем. Причем очень многое указывает на то, что происходит это непосредственно при поддержке тамплиеров, которые вместе с ним прибывают в Эфиопию. Местные предания говорят о том, что при Лалибэлле во время праздников при выносе Ковчег сопровождали люди с белыми лицами и светлыми волосами…

В самом Иерусалиме в это время также происходят странные события. Царь Эфиопии направляет письмо к папе римскому с просьбой (хотя это выглядит даже не просьбой, а требованием!) отдать в ведение эфиопской церкви алтарь и предел Храма Гроба Господня в Иерусалиме. В Иерусалиме тогда как раз были крестоносцы. Папа римский ответил отказом. Но когда Иерусалим был захвачен султаном Саладином, то Саладин (мусульманин!) буквально через два года после захвата Иерусалима выполнил это требование эфиопской церкви, которая относится к так называемому ортодоксальному христианскому (!) направлению. Более того, Саладин разрешил вернуться эфиопской общине, которая до того проживала в Иерусалиме.

Храм Гроба Господня, воздвигнутый в Иерусалиме на месте погребения Христа, широко известен еще и тем, что тут ежегодно происходит одно из неподдающихся пока научному объяснению «чудес» – схождение благодатного огня, который возникает как бы ниоткуда и первые мгновения не обжигает своим пламенем. В глазах представителей совершенно разных религиозных конфессий, схождение благодатного огня является одним из реальных подтверждений существования «Бога». В том числе и для мусульман!..

Конечно, мусульмане не считают Христа «сыном божьим» – в их глазах он только «пророк», но все-таки достаточно значимая фигура. Тогда почему контроль над Храмом Гроба Господня они отдают эфиопской церкви?.. И почему эфиопская церковь считает, что имеет право притязать вообще на столь священное место?.. Чем она могла подкрепить это право?.. Давностью своей религии, получившей статус государственной еще в IV веке?.. Для мусульман это не имело никакого значения… А армии, которая была бы угрозой для мусульман, у Эфиопии не было…

Однако именно Лалибэлла все-таки получает от Саладина в 1189 году согласие на передачу контроля над Храмом Гроба Господня в захваченном мусульманами Иерусалиме эфиопской церкви. Причем происходит это в самый разгар Третьего крестового похода!..

Получается достаточно странная ситуация. И одним из вариантов необходимого авторитета эфиопской церкви в глазах того же Саладина как раз могло быть обладание эфиопами Ковчега Завета, который имел значимость и в глазах мусульман…

Но дальше начинаются еще более странные события.

Следующий крестовый поход, который начался в 1201 году, организуется почему-то вовсе не для освобождения Иерусалима от мусульман, а для похода совсем в другую сторону – на Египет!.. И только благодаря тому, что влияние тамплиеров на руководство крестоносцев оказалось слабее влияния со стороны Венеции (имевшей свои интересы), удар этого крестового похода пришелся не на Египет, а на Византию.

Однако следующий поход в 1217 году вновь планируется для похода не на Иерусалим, а на Египет. Крестоносцы захватывают на египетском побережье крепость Дильмун, которая считалась до того неприступной. Их удар настолько сокрушителен, что египетский султан в обмен на перемирие предлагает отдать им Иерусалим – сердце Святой Земли. И тут происходит совсем уж невероятное: крестоносцы не принимают этого предложения!.. Они тянут время, ожидая подкреплений со стороны Фридриха II для продолжения похода на юг, в сторону Каира!..

Фридрих II не выполняет своих обещаний, султан собирается с силами и выбивает крестоносцев из Египта…

Но все-таки даже на закате крестовых походов, когда мусульмане захватили все территории на Святой Земле, когда крестоносцы осели на Кипре, и когда сами походы свелись к небольшим стычкам за контроль над островами в Средиземном море, крестоносцы продолжали стремиться не на восток – в Иерусалим, а на юг – в сторону Египта!..

Трудно предположить, что у всех крестоносцев было так плохо с географией, и они просто перепутали восток с югом. Все эти странности можно объяснить только одним – крестоносцы рвались именно на юг потому, что через Египет лежал путь в Эфиопию!..

Видимо, тамплиеры, которые помогли Лалибэлле взойти на эфиопский трон, убедились в том, что Ковчег Завета действительно находится в Эфиопии. Или нашли тут еще что-то настолько интересное, что заставило крестоносцев изменить основные цели своих походов…

Если появление тамплиеров в Эфиопии сопровождалось целым рядом странных совпадений, то не менее странное совпадение имело место и на закате могущественного ордена.

В 1306 году, впервые в известной истории, в Европу прибывает очень представительная делегация из Эфиопии, которая предстает перед папой Климентом V. И ровно через год именно при поддержке и во многом по инициативе Климента V происходит разгром ордена тамплиеров – в печально известную пятницу, 13 октября 1307 года.

Имела ли к этому разгрому какое-то отношение делегация от эфиопского царя?.. Если имела, то чем могли его так разозлить тамплиеры?.. Была ли в их планах кража Ковчега завета?.. И какая судьба постигла эфиопских тамплиеров?..

Вряд ли мы когда-нибудь узнаем ответы на эти вопросы. Как скорее всего не узнаем, что удалось найти тамплиерам в Эфиопии – в том числе и при археологических раскопках, косвенные следы которых в это время здесь прослеживаются…

А.Скляров



Добавить комментарий